ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
28.6.2022
Москва
к списку
Уличные бои в Берлине
Битва в Берлине не смолкает ни на одну минуту. Чем ближе к центру германской столицы продвигаются наши бойцы, тем яростнее становится сопротивление немцев. Они вводят в бой свежие силы, большое количество артиллерии и танков. На окраинах немало уцелевших зданий, превращенных в сильные опорные пункты. В центре уцелевших домов значительно меньше. Разрушенные здания — настоящие крепости.

Нашим бойцам приходится затрачивать колоссальные усилия для того, чтобы пробить себе путь вперед. Борьба идет за каждый дом, этаж или комнату. Оборона построена так, что каждый квартал взаимодействует с соседним. Пробиться через улицы на первый взгляд невозможно: они перекрываются многослойным огнем — артиллерийским, пулеметным и автоматным. Наиболее угрожаемые направления защищаются подразделениями эсэсовцев, имеющих на вооружении фаустпатроны.

Но все трудности уличного боя умело преодолеваются нашими славными воинами. Вот один из бесчисленных примеров их доблести и находчивости. Командиру стрелковой роты старшему лейтенанту Джамбекову удалось пробиться на край одного квартала. Дальнейшее движение было приостановлено сильным огнем пулеметов и артиллерии противника.

Внимательно изучив обстановку, командир роты убедился, что огромный полуразрушенный дом на перекрестке является здесь главным опорным пунктом противника. В подвалах дома немцы установили два орудия, а в разных этажах — пулеметы, которые простреливали фланговым огнем поперечную улицу. По той же улице справа и слева били самоходные пушки. Продольная улица, ведущая к центру, тоже прикрывалась огнем нескольких орудий. На обеих улицах немцы устроили баррикады из врытых в землю бревен.

Командир роты принял решение просочиться в квартал, занимаемый немцами, и с фланга штурмовать их опорный пункт в угловом доме. Но по продольной улице к бойцам роты не могли подойти ни артиллеристы, ни танкисты. Пересечь поперечную улицу было невозможно из-за сильного флангового огня немецких пулеметов и самоходной пушки.

Тогда старший лейтенант приказал пробить в каменных стенах бреши и подтянуть два приданных роте орудия. Старшему же сержанту Калабухову с тремя бойцами командир поручил отыскать немецкую самоходку и уничтожить ее расчет. Обе эти задачи были быстро решены. Сапёры, проделав бреши в каменных стенах, подтянули орудия и открыли по врагу сильный огонь.

Самоходная пушка немцев, стоявшая в витрине магазина, была обнаружена и выведена из строя, а расчет ее уничтожен противотанковыми гранатами. Первый взвод, потом и вся рота пересекли поперечную улицу и заняли в одном дворе небольшой плацдарм. Отсюда стрелки начали пробиваться на противоположный конец квартала, имея приказ выставить там прикрытие и атаковать немцев, засевших в угловом доме. По дороге нашим бойцам для того, чтобы протащить за собою пулеметы и минометы, пришлось еще примерно в пятнадцати местах пробивать стены дворов и домов.

Командир роты Джамбеков начал атаку утром. Однако только к вечеру его бойцам удалось подойти к угловому дому. На преодоление расстояния в пятьдесят — шестьдесят метров роте потребовалось около двенадцати часов. Вечером бойцы начали штурм дома. Артиллеристы били по опорному пункту немцев с противоположной стороны улицы. Стрелки атаковали его с тыла.

Вначале была захвачена центральная лестничная клетка и удалось очистить среднюю секцию дома. Затем пробивались стены, и стрелки, расчищая себе путь гранатами и автоматными очередями, стали проникать в крайние секции здания.

Лишь через сутки, к следующему утру, задача была целиком выполнена. Теперь сильный опорный пункт немцев представлял собой дымящуюся груду развалин. В подвальных этажах захваченного дома разместились на отдых бойцы роты старшего лейтенанта Джамбекова. Треть квартала была завоевана. Затем дело пошло сравнительно легче, и второй роте удалось за короткое время через дворы пробиться к следующей поперечной улице. Но там снова возникли трудности...

Так шаг за шагом продвигаются наши бойцы вперед, выбивая немцев из многоэтажных зданий, превращенных в сильные опорные пункты. Маневрируя в лабиринте тесных, похожих на колодцы дворов, бойцы атакуют противника, наносят ему одновременные удары с фронта, тыла и флангов, а ворвавшись в дома, наступают снизу вверх и сверху вниз.

В полевой обстановке командир роты или батальона может многое видеть лично. В уличном бою, особенно в таком большом городе, как Берлин, обзор чрезвычайно сужен. Поэтому в мелках подразделениях важную роль играют связные. Они передают распоряжения командира, докладывают ему при возвращении о том, где и как действуют бойцы.

Мне довелось побеседовать с красноармейцем Жмурко, работавшим связным у командира батальона. За день боев ему приходилось под непрерывным огнем врага много раз передавать приказы своего командира. Жмурко говорит:

— Я облазил много домов и дворов в поисках командиров, которым должен был передать приказы. Не раз при этом мне приходилось драться с немцами, чтобы пробить себе дорогу. Но я успевал все сделать вовремя.

Жмурко пришел в Берлин из города Зенькова на Полтавщине и, подобно многим советским воинам, вкладывает теперь свой труд в благородное дело разгрома фашизма.

На площадях, скверах и участках, где дома разрушены, основная тяжесть борьбы ложится на плечи наших артиллеристов и танкистов. Здесь более широкий обзор, и они имеют возможность могучим огнем диктовать свою волю врагу. Используя укрытия, артиллеристы подавляют огневые точки противника и пробивают дорогу пехоте. Немцы, имея значительные резервы, на некоторых участках переходят в контратаки. Они бросают в бой пехоту, танки и всеми силами стремятся расколоть фронт нашего наступления. Советские артиллеристы умело отражают контратаки врага.

Многочисленные заводы и фабрики, громадные жилые здания позволили немцам создать в Берлине прочные оборонительные сооружения. В них размещены отборные войска. Сопротивляются гитлеровцы с отчаянием смертников. Но советские воины искусно ведут уличные бои. Ворвавшись в город с нескольких направлений, они шаг за шагом продвигаются вперед и теснят немцев к центру.

Значительная часть Берлина уже освобождена. Река Шпрее форсирована. Но трудностей впереди еще много.

Подготовил Ярослав Огнев, источник текста: Блог Ярослава Огнева