ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
2.6.2020
Москва
вернуться к списку
Продовольственное положение в Берлине и Дрездене
(Беседа с зам. председателя Совнаркома СССР тов. А. И. Микояном)
Заместитель Председателя Совнаркома СССР тов. А. И. Микоян в течение последних дней знакомился с продовольственным положением в Берлине и Дрездене. По возвращении в Москву тов. А. И. Микоян принял корреспондента «Правды» тов. Л. Огнева и поделился своими впечатлениями о поездке. Тов. Микоян рассказал следующее:

— В конце апреля и в начале мая на имя Советского Командования поступил ряд сообщений от бойцов и офицеров Красной Армии о тяжелом бытовом и продовольственном положении, в котором находилось население города Берлина. В своих письмах и заявлениях бойцы и офицеры указывали, что жители живут в разрушенных домах, в подвалах и подземельях, лишены света, воды и канализации, не имеют никаких запасов продовольствия и голодают. Повсюду женщины, дети и старики просят у красноармейцев хлеба, выстраиваются толпами перед красноармейскими кухнями и столовыми.

Вот несколько заявлений, которые в достаточной степени характеризуют продовольственное положение, наблюдавшееся в Берлине советскими людьми. Тов. Е. А. Веремьев пишет: «Немцы в Берлине живут плохо, не имеют хлеба и жиров, нет промтоваров. Они просят у бойцов хлеба, мяса, так как в последние месяцы этих продуктов от Гитлера не получали». Тов. И. И. Роменская в своем заявлении указывает: «В Берлине, да и на сотни километров вокруг города, царит голод. Немцы умирают от истощения. Продуктов нет. Какой город или село ни проезжаем, — всюду дети, старики и женщины просят у наших военных хлеба». Тов. И. М. Хиль пишет: «В Берлине народ голодный. Каждый ходит за нашими бойцами, протягивает руки и просит: «Дай хлеба». Тов. Истомин сообщает: «Население Берлина очень голодает. Жители ходят по улицам и собирают на тротуарах рассыпанное зерно». Об этом же свидетельствует и тов. В. А. Иванов: «Население Берлина и других городов до нашего прихода форменно голодало. Гитлеровцы им давали по 150–200 граммов хлеба в день». Тов. С. Алтерман пишет: «В Берлине бродит множество немок и детей. Их вид говорит о голоде и лишениях. Они, как мухи, липнут к нашей кухне, просят хлеба». Во многих районах Берлина положение стало настолько тяжелым, что жители набрасывались на павших лошадей, ели траву, кору деревьев. Так, тов.

Гусев сообщает в своем заявлении: «Жители сильно голодают, едят разную траву». Топ. А. И. Шапалов пишет: «В Берлине царит голод. Хлеба совсем нет. Жители режут убитых лошадей и едят их мясо». Тов. В. А. Коротин пишет о том же: «Во время уличных боев были убиты лошади. Они лежали по 5–6 дней и начали уже тухнуть. Тем не менее жители рубили этих лошадей на куски, и у каждой убитой лошади стояли очереди». Тов. Б. И. Коростенев указывает: «На улицах лежат убитые в боях лошади, обглоданные берлинцами до косточек; от них остались одни головы, хвосты да ребра».

Примерно в таких же условиях находились и жители Дрездена, хотя разрушений здесь несколько меньше и продовольственное положение несколько благополучнее.

Вполне понятно, что это положение, обрисованное в сообщениях бойцов и офицеров Красной Армии, чревато серьезными опасностями и для советских войск, занявших эти города, так как создаст условия для различных заболеваний и вспышки эпидемий.

Все эти обстоятельства заставляют наше Командование в Германии принять меры к улучшению продовольственного положения немцев.

Но дело заключается не только в этом. Наша мораль и традиции советских народов предписывают относиться гуманно к мирным жителям побежденного народа. Великий русский полководец Суворов говорил, что пока враг воюет — его надо бить безжалостно, но к поверженному врагу, а особенно к мирному населению нужно относиться великодушно. Да и известная русская народная поговорка гласит: «Лежачего не бьют». Конечно, мы разгромили в тяжелых боях гитлеровскую армию, заняли Берлин, но наша мораль, наши традиции не позволяют нам пройти мимо лишений и страданий мирного населения Германии.

Поэтому Советское Командование в лице Маршала Жукова — в Берлине и Маршала Конева — в Дрездене приступило к организации нормальной жизни в этих городах, занятых Красной Армией. В первую очередь было организовано снабжение голодающего населения продовольствием. Установлены нормы снабжения — сами по себе небольшие, но тем не менее превышающие те голодные нормы, которые существовали в дни господства Гитлера и его клики.

Как выяснилось, большая часть продуктов, необходимых для снабжения этих городов, имеется в самой Германии. Однако германский административный аппарат до такой степени дезорганизован, что сами немцы не знают, где и что у них имеется. Советское Командование сейчас через органы городского самоуправления Берлина и Дрездена организовало снабжение продуктами населения этих городов.

Обостренность продовольственного положения в Германии в значительной мере объяснялась неправильной политикой немецкого правительства в области заготовок продукции сельского хозяйства и распределения продовольствия. По существовавшим в Германии законам крестьяне должны отдавать государству все продукты сельскохозяйственного производства, за исключением того, что шло на личное питание крестьянской семье и на семена по строго установленной правительством норме. Крестьяне не имели права продавать свободно на рынке или торговым организациям малейшую долю хлеба, жиров, мяса, картофеля. Естественно, что это ослабляло у крестьян стимул к расширению производства. Для того, чтобы Германия могла кормить свои города, нужно разрешить крестьянам после выполнения обязательных поставок органам управления свободно распоряжаться излишками продуктов, свободно продавать на рынке.

В Германии была запрещена свободная торговля какими бы то ни было товарами широкого потребления. Гитлеровские власти закрыли все рынки и базары. Население довольствовалось только теми крайне немногочисленными товарами, которые оно получало (если их выдавали) по карточкам. Чтобы улучшить снабжение населения, Советское Командование разрешило свободную торговлю в Берлине. Это послужит дополнительным источником улучшения жизненного уровня городского населения.

Сразу после окончания военных действий в Берлине и Дрездене части Красной Армии приступили к восстановлению городского хозяйства. Инженеры и техники Красной Армии руководят работой немцев по восстановлению электрических станций, водопровода, канализации, трамвая, метро, расчистке улиц и т. д. Население этих городов,, запуганное фашистской пропагандой, сейчас воочию убедилось, что наши войска не мстят мирным жителям за те чудовищные зверства, которые гитлеровцы творили на Советской земле, а относятся великодушно к мирному населению.

Жители германской столицы с огромным подъёмом встретили мероприятия Советского Командования. Моральное состояние населения Берлина резко улучшилось. Люди стали вылезать из подземных убежищ и впервые за многие недели увидели дневной свет и впервые за шесть лет увидели освещенные ночью улицы.

Многие жители Берлина чистосердечно заявляют, что их удивляет такое отношение к ним Советского Командования, так как в глубине души немцы сознают, что они заслуживают не великодушия, а наказания. В своих высказываниях они горячо благодарят Советское Правительство и Советское Командование за заботу о мирном населении.

Врач Шефер заявил: «После опубликования новых норм все врачи находились в возбужденном состоянии и просто торжествовали. Мы не ожидали такого великодушия к немецкому народу, который заслуживает наказания за тот вред, который он причинил русским. Сейчас все разрушенное по вине Гитлера и Геббельса восстанавливается русским командованием. Это самый лучший аргумент против нацистов».

Показательны высказывания и других представителей немецкой интеллигенции.

Профессор консерватории Рудольф Круп сказал: «Мы не ожидали такого отношения Красной Армии к нам, ибо верили геббельсовской пропаганде о зверствах русских. А о таком снабжении мы даже и не мечтали. Многие из нас были убеждены в том, что, придется влачить голодное существование». Инженер Рихард Штумпф говорит: «Моя искренняя благодарность Советскому Правительству безгранична. Русские не только обеспечивают нас продуктами, но и установили разные нормы питания. Выделены рабочие тяжелых профессий, выделены ученые, профессора. Мы ясно видим, что Советское Командование ценит работников умственного труда».

С такой же радостью встретили мероприятия Советского Командования и другие жители Берлина. Вот что говорит рабочий электромонтер Трюмберг: «Кошмарные недели остались позади. Нацисты пугали нас, что русские отправят всех немцев в вечное рабство в холодную Сибирь. Теперь мы видим, что это была наглая ложь. Мероприятия Советского Командования показывают, что русские не собираются оскорблять и уничтожать нас. У меня опять появилась перспектива в жизни».

Домашняя хозяйка Елизавета Штайм сказала: «Я предполагала, что всем нам придется погибнуть от голодной смерти. Нацисты говорили, что большевики расстреливают все семьи, в которых кто-нибудь участвовал в войне против России.

Я решила открыть вены своим детям и покончить самоубийством. Но мне было жалко детей, я спряталась в подвал, где мы просидели голодными несколько суток. Неожиданно туда зашли четыре красноармейца. Они нас не тронули, а маленькому Вернеру даже дали кусок хлеба и пачку печенья. А сейчас мы видим, что все Советское Командование беспокоится о том, чтобы население не умирало с голоду».

Руководитель продотдела района Лихтенберг Цунке заявил: «Вся фашистская пропаганда оказалась лживой. Сейчас мы это поняли. Маршал Сталин больше заботится о немецком народе, чем бывшее правительство Германии».

Подготовка текста: Ольга Федяева. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны