ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
30.6.2022
Москва
к списку
В германской столице
«Берлин останется немецким» — этот лозунг, намалеванный белой краской на стенах пригородных дач, домов и кафе-закусочных, на разбитых двухэтажных автобусах, пестрел в глазах наших солдат еще тогда, когда они были в 20 километрах от столицы Германии. Нельзя, было не улыбнуться, увидев на сером фасаде большого дома торговца колониальных товаров, как раз над буквами немецкого лозунга, наспех начертанные мелом русские слова: «Хозяйство Ершова уехало в Берлин». Этот же лозунг мы прочли сегодня на фасадах домов на Мариенфельде, в только что очищенном от немцев районе самого Берлина.

На улицах, среди валяющейся домашней утвари, груд кирпичей и разбитых стекол в кварталах, обращенных в руины, мы нашли пачки листовок — обращение Гитлера к солдатам Восточного фронта. В истерических фразах то упрашивающего, то угрожающего характера мы нашли первоисточник этого лозунга. В той же листовке Гитлер обещал заодно и Вену снова, сделать немецкой, сулит пополнить свои потери, как он выражается, бесчисленным количеством новых соединений.

Мы имели возможность наглядно убедиться, что это за бесчисленное количество новых соединении. Они действительно бесчисленны, колонны пленных, которых ведут сейчас из Берлина на восток. Пестры и многообразны эти растянувшиеся на много сот метров колонны защитников Берлина Бредет понуро старик, телеграфный чиновник, призванный в фольксштурм. Рядом с ним пожарник и полицейский. Шагают торговцы пивом и клерки банковских контор. Идут пятнадцати-шестнадцатилетние юнцы с пушком на щеках. Это жители Берлина. Их разбудили ночью, подняли с пуховых перин, испуганных, ничего не понимающих, и сразу же бросили в мясорубку войны.

Мы беседовали с одним из фольксштурмовпев. бухгалтером рейхсбанка Вильгельмом Штуцером.

— Если бы моя жена знала, что я остался жив! Быть может, вам придется побывать на Глеймштрассе, дом 10, скажите ей, что для меня воина уже кончилась. Это такое счастье!

Однако не надо думать, что столицу Германии защищают только бухгалтера рейхсбанка и прыщавые юноши. На окраине Берлина мы встретили большую колонну пленных эсэсовцев. Еще сравнительно недавно они маршировали по проспектам своей столицы под звуки бравурного марша, и восхищенные немки с балконов и тротуаров кидали им цветы и кричали «хайль».

Белобрысые немцы с тупыми мордами, одержимые сумасбродными мечтами о завоевании мира, расползались отсюда в Африку и Норвегию, на побережье Атлантики и Черного моря. Теперь они снова шагают по улицам Берлина, но сейчас смотрят на берлинцев исподлобья, виновато.

16-летние юнцы из бригады «Гитлерюгенд», 65-летние старики-фольксштурмовцы — все они, отравленные ядом гитлеровской пропаганды, с отчаянием смертников пытаются удержать зажатую в кольцо германскую столицу.

В боях с окруженным берлинским гарнизоном исключительно большое значение имеют удары с воздуха. Летчики генерал-полковника авиации Руденко наносят мощные удары по окруженному гарнизону столицы Германии, помогают пехоте в уличных боях. Летчики Руденко имеют богатый опыт борьбы с осажденными гарнизонами таких крепостей, как Познань, Кюстрин. И сейчас этот опыт используется в боях на улицах Берлина.

В последние дни наша авиация нанесла ряд. массированных ударов по живой силе и технике противника, сосредоточенной в юго-западной части города. В двух таких налетах участвовали сотни наших самолетов. Бомбардировщики нанесли точные удары по заданным им целям.

Авиация непосредственно сопровождала пехоту в уличных боях в районе Сименсштадт. Южнее канала Хавель, северный берег которого уже был занят нашими войсками, немцы сосредоточили большое количество артиллерии.. Тогда «Петляковы» получили задание нанести удар по артиллерийским позициям немцев непосредственно перед фронтом войск на улицах Берлина. В воздухе появились снайперские звенья «Петляковых» — мастера ударов по точечным целям. Действуя звеньями, пикируя по одному, они подавили немецкую артиллерию. Пехота заняла еще один квартал Берлина.

К военному коменданту Врицена привели двух немцев — солдата и унтер-офицера с автоматами, ручными гранатами и длиннющими ножами, на лезвиях которых выгравировано: «Всё для Германии». Они сидели в подполье, подстерегая жертву. Кстати, в этой истории с двумя немцами есть одна любопытная деталь. Военному коменданту о них сообщил немец — хозяин дома, в подвале которого они прятались.

На одной улице мы встретили престарелого учителя математики Вилли Гептш. Он оказался достаточно осведомленным и в методах преподавания истории юношам Берлина. В последнее время все занятия свелись к так называемому воспитанию характера юношей.

Как же воспитывали гитлеровцы молодежь Берлина? Каждый учитель получал из партийного комитета листовки, целиком посвященные биографиям и «подвигам» Гитлера и Геринга. Ученики должны были наизусть заучивать эти листовки, обычно заканчивавшиеся цитатами из гитлеровского катехизиса «Майн кампф» или откровениями о том, что человек славянской расы представляет собой нечто среднее между человеком и животным, он ближе к обезьяне, чем к человеку.

Где же теперь эти юноши? Вот они шагают в колоннах пленных, и на лицах их написано заискивание перед теми, кого их учили презирать, — — перед русскими солдатами-победителями.

По широкой берлинской автостраде, по радиально сходящимся в центре Берлина асфальтовым шоссе движутся советские танки, пушки, обозы, движется армия великого наступления. Над ней в ясном весеннем небе непрерывно гудят моторы сотен краснозвездных самолетов, помогающих наземным войскам в трудных условиях уличных боев штурмовать Берлин.

(По телеграфу).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны