ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
8.7.2020
Москва
к списку
Международный обзор
Многочисленные явления начавшегося послевоенного периода в Европе вызывают беспокойство среди мировой демократической общественности. Прогрессивная печать всё чаще отмечает наличие резкого противоречия между провозглашенными целями послевоенной политики союзных держав, зафиксированными в союзных договорах и в исторических решениях Тегеранской и Крымской конференций, и политикой некоторых кругов, направленной к срыву выполнения этих решений и к ревизии их.

Усиление этого противоречия и продолжающиеся происки различных профашистских групп дают основания некоторым обозревателям называть начавшийся послевоенный период «странным миром».

Характерно то, что даже все уроки нынешней войны не отбили у враждебных Советскому Союзу и делу демократического переустройства освобожденной от фашизма Европы государственных и политических деятелей желания вновь приняться за осуществление старых планов «балканизации» Восточной Европы, но с новыми средствами и применяясь к изменившейся обстановке. В этом смысле показательно стремление определенных кругов союзных стран использовать для реакционных целей разгромленных гитлеровцев, готовых после краха собственных планов завоевания мирового господства поступить в услужение к союзникам и до поры до времени играть роль их ландскнехтов. Кому только не служили немецкие ландскнехты в отдаленные и не столь отдаленные времена! Прусская военная клика всегда считала совместимым со своей «национальной честью» продавать шпагу тому, кто ей обеспечивал классовые привилегии и возможность сохранить господство над немецким народом.

Гитлеровские последыши в Германии имеют и конкурентов. Это — польские фашисты, которые уже в течение продолжительного времени, разрабатывают планы интервенции против Советского Союза, демократической Польши и других дружественных этим странам государств Восточной Европы. Подготовку к авантюрам польские фашисты прикрывают лозунгами спасения Польши и «всей Европы» от «большевистской опасности».

Впрочем, нет ничего тайного, что не становилось бы явным. Разоблачения, опубликованные на днях в английской печати, о реорганизации польского эмигрантского «правительства» в Лондоне с целью превращения его, как пишет «Ньюс кроникл», «в крепкую команду для борьбы против России», говорят сами за себя.

Мы хотим обратить внимание прежде всего на военную сторону этой «реорганизации». Дело в том, что военные главари польских фашистов-пилсудчиков, все эти съехавшиеся в Лондон для перераспределения портфелей соснковские, андерсы, бур-комаровские и другие, отнюдь не являются генералами без армий. Кроме польских частей, участвовавших в боевых действиях союзных войск в Италии и на западном фронте, генералы-пилсудчики располагают и резервной армией, сформированной в Шотландии. Эта армия с самого начала предназначалась не для отправки на фронт, а для выполнения специальные заданий в Польше. Помимо этого, источником пополнения польских интервенционистских сил служат кадры поляков, насильно мобилизованных германским командованием в германскую армию и ныне находящихся в качестве пленных в руках союзников. Этих поляков не отправляют на родину, а зачисляют в польские части. Общая численность польских войск, находящихся в Англии и на континенте, составляет по данным, опубликованным в английской печати, 300 тысяч человек.

Но одной армии и вооружения еще не достаточно для выполнения планов польских фашистов и их покровителей. Нужна еще территория, удобная для создания военных плацдармов. Об этом и хлопочут сейчас генералы-пилсудчики, собравшиеся в Лондоне. Как сообщает американский, радиокомментатор Серджио, в Лондоне обсуждается план переброски польских частей в северо-западные районы Германии под предлогом оказания помощи союзникам в деле оккупации Германии. «Планы сосредоточения 300 тысячной армии анти-советски настроенных поляков на территории Германии неподалеку от советских оккупационных войск, — пишет Серджио, — должны заставить насторожиться всех, кому дорого дело мира и свобода народов».

В зону английской оккупации, судя по некоторым сообщениям лондонских газет, уже прибыли польские квартирмейстеры, поведение которых вызывает глубокое возмущение корреспондентов союзной печати. Так, находящийся в Вильгельмсхафене корреспондент «Дейли телеграф энд Морнинг пост» сообщает, что представитель генерала Андерса полковник Грудзинский потребовал от немецкого бургомистра, чтобы в приезду генерала Андерса, посетившего Вильгельмсхафен, весь город был украшен польскими флагами, причем их должно быть столько же, сколько вывешивалось нацистских флагов в дни приезда Гитлера. Когда бургомистр ответил, что у него нет такого количества польских флагов, Грудзинский возразил, что это его не касается. «Приказание должно быть выполнено!» — заявил он. Союзные власти, по-видимому, поддержали требование Грудзинского, потому что на следующее утро Вильгельмсхафен утопал в польских флагах, над изготовлением которых в течение ночи работало всё население города.

Это сообщение английского корреспондента наводит на мысль, что польские фашисты в оккупированной англичанами зоне пользуются особыми привилегиями и что разрешение вопроса о территории, могущей быть использованной в качестве плацдарма для «польской фашистской команды», по-видимому, не встретило особых затруднений.

* * *

Сохранение фашистских и полуфашистских режимов, поощрение деятельности различных групп и организаций, ставящих себе целью борьбу против СССР и дружественных ему демократических государств Европы, с одной стороны, усилия, прилагаемые для создания политических и военных плацдармов в целях сосредоточения кадров ландскнехтов, с другой, — характеризуют политику известных кругов в союзных странах на данном этапе.

Окончание войны в Европе уже породило и породит в дальнейшем множество новых политических, социальных и экономических проблем, которые должны быть разрешены на демократической основе, при активном участии всех сил свободолюбивых народов, вынесших на своих плечах тяжесть войны с гитлеровской Германией. Важнейшей из этих проблем является искоренение фашизма не только в Германии, но и в других странах, где еще сохранились его очаги.

Во многих демократических странах, в одних раньше, в других позже, предстоят парламентские выборы. Демократические партии готовятся к этим выборам под лозунгом борьбы за укрепление коалиции свободолюбивых народов, за осуществление скорейшего полного морально-политического разгрома фашизма. Интересы подготовки к предстоящим избирательным кампаниям довлеют также над политикой консервативных партий и групп. Лидеры некоторых партий, например английской консервативной партии, в прошлом не раз стремились извлечь выгоды для себя из сохранения неустойчивости на международной арене.

Сейчас в Англии распалась правительственная коалиция, существовавшая в течение всей войны. 5 июля предстоят новые выборы в парламент, и предвыборная борьба, судя по всему, будет носить острый характер.

Лидер лейбористской партии Моррисон на днях напомнил, что «после первой мировой войны всеобщие выборы происходили в атмосфере истеричности, следствием чего явилось торжество крупного капитала и реакционных сил».

Несомненно, в изобилии появившиеся в последние дни в английской консервативной печати тенденциозные статьи, посвященные послевоенной политике Советского Союза, продиктованы стремлением запугать среднего англичанина, относящегося с искренней симпатией к Советскому Союзу и испытывающему благодарность к Красной Армии и советскому народу за великий вклад, внесенный в общее дело победы. Типичной является опубликованная в журнале «Экономист» статья, озаглавленная: «Россия в 1815 и в 1945 году». Автор пытается найти «сходство» (?) между политикой царской России в период после наполеоновских войн и политикой СССР после разгрома гитлеровской Германии.

Уже само стремление отождествить прогрессивную демократическую политику Советского Союза с реакционной политикой царя Александра I во время Венского конгресса и создания «священного союза» выдает с головой подлинные цели автора, не имеющие ничего общего с делом укрепления дружбы между английским и советским народами.

Политика СССР направлена к поддержанию и защите мира и безопасности всех народов от угрозы империалистической агрессии. Советский Союз стремится в установлению дружбы и тесного сотрудничества со всеми демократическими странами на обоих полушариях. Политика царской России во времена «священного союза», и в последующие десятилетия всегда отстаивала принципы реакции и была направлена против демократических устремлений народов Европы.

Советский Союз стремится последовательно осуществлять в интересах всех свободолюбивых народов великие демократические принципы, положенные в основу исторических решений Крымской конференции трех союзных держав, о которых покойный президент Рузвельт сказал, что они дали хороший старт ко всеобщему миру. На почве этих решений Советский Союз остается и сегодня, в то время как противники сохранения тесного сотрудничества с СССР пытаются подвергнуть эти решения ревизии в антидемократическом духе.

В этом сейчас гвоздь положения. Каждый, кто сопоставит ответ товарища Сталина на письмо московского корреспондента «Таймс» Паркера по польскому вопросу с продолжающимися попытками использовать этот вопрос для срыва мирного послевоенного устройства в Европе, убедится, что только выполнение крымских решений в демократическом духе может создать гарантию для построения прочного мира.

Лондонская «Таймс», комментируя ответ товарища Сталина, пишет: «В словах маршала Сталина найдется мало такого, что не встретило бы самого теплого приема со стороны Англии и США. Упомянутый маршалом Сталиным прецедент с югославским правительством маршала Тито, безусловно, не свидетельствует о желании закрыть дверь перед всеми, кто сотрудничал с польской администрацией в Лондоне. Точно так же ответственные государственные деятели Англии и США не придерутся к условию, согласно которому реконструированное польское правительство должно носить такой характер, чтобы можно было рассчитывать на проведение им политики дружбы с Советским Союзом. Таковы основы, которых соглашение между тремя державами по-прежнему является достижимым».

Другая английская газета «Санди экспресс», разделяя мнение «Таймс», пишет: «Всякий, кто беспристрастно изучит положение, будет поддерживать поляков в Польше. Это будет разумной демократией. Почему бы нам не испробовать ее?»

Однако, большинство органов английском печати идет на поводу клеветнических вымыслов польских фашистов. Польский народ строит свое демократическое государство. Он вступил на путь тесной дружбы и сотрудничества с Советским Союзом и не сойдет с этого пути. Те же, кто под флагом защиты польской демократии на деле потворствует фашизму и пытается ревизовать крымские решения, разоблачают себя перед свободолюбивыми народами как пособники реакции, как враги прогресса и мира.

Подготовка текста: Ольга Федяева. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны