ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
28.1.2022
Москва
к списку
Подлинное лицо польских реакционеров
Третий раз в своей истории строит польский народ свое государство. На этот раз впервые свободное, жизнеспособное, сильное. Не была жизнеспособной реакционная шляхетская Польша феодальных вельмож, угнетателей своего народа, отступавших перед пруссачеством и поработивших другие славянские народы. Не сумела устоять перед гитлеровскими захватчиками Польша помещиков и картельных магнатов, санационных душителей демократии, преклоняющихся перед германским империализмом, враждебных Советскому Союзу и другим славянским и прогрессивным народам.

Опыт истории показал, что политика польской реакции, в особенности пилсудчиков, с их антиславянской, антисоветской «экспансией на восток», с их прогерманской, а затем прогитлеровской ориентировкой, направлена против самих основ существования независимой Польши, что эта политика под прикрытием патриотической фразеологии является, по сути дела, политикой национальной измены. Господство санации, господство Беков, Рыдзов и Рачкевичей стало причиной сентябрьской катастрофы польского народа. Польша очутилась под гнетом гитлеровских оккупантов, которые сделали все для того, чтобы превратить ее в один большой лагерь смерти. Опытом истории доказано, что ответственность за трагедию Польши ложится и на реакционных лидеров демократических группировок, как Квапинский и Арцишевский из ППС, и схожих с ними, которые всегда были связаны с пилсудчиной и никогда не смогли порвать с фашистской санацией.

Обанкротившаяся после сентября 1939 г. санация и связанные с ней группировки за границей и в Польше ничего не забыли и ничему не научились. Их эмигрантское «правительство», их организации в стране остались, по сути дела, на своих довоенных объективно прогерманских позициях, направленных против других славянских народов и в первую очередь против Советского Союза, против Красной Армии. Не об освобождении Польши от немецкого ига, а о восстановлении своей власти над польскими народными массами, а также над украинскими, белорусскими и литовскими крестьянами думали реакционные зубры санации, их эмигрантское «правительство» и его Крайовая Армия.

Польские реакционеры обычно хвастаются, что в Польше не было правительства Квислингов. Однако, как правильно указала недавно польская газета «Денник Келецкий», «во всех странах Европы, не исключая Польши, реакционеры поддерживали немецких фашистов, ибо таким образом они пытались избежать наказания со стороны своих народов. Польская реакция, хотя она не создала правительства, официально сотрудничавшего с Гитлером, оказывала ему неоднократно большую поддержку, чем официальные правительства квислингов».

Дело не только в том, что в Польше орудовали тысячи мелких квислингов, вроде польских полицейских, судей и прокуроров, воспитанных санацией и служивших затем немецким оккупантам, или же санационных журналистов и литераторов типа Гётеля, расистов вроде Тшецяка, ренегатов, так называемых фольксдейтше, официально сотрудничавших с гитлеровскими захватчиками. Дело в том, что эмигрантское «правительство» и его организации в Польше, исходя из эгоистических, антинародных интересов польских магнатов, пытались толкнуть польский народ на позиции, враждебные Советскому Союзу и Красной Армии, что они спекулировали и спекулируют на разногласиях в лагере союзников и таким образом лили воду на мельницу гитлеровских оккупантов. Общеизвестно также, что польская организация фашистских головорезов, влившаяся в марте 1944 года в состав Крайовой армии, так называемая «Народове Силы Збройне» (НСЗ) систематически сотрудничала с гестапо и вместе с ней совершала убийства польских и советских партизан, польских демократов.

Однако все надежды и расчеты польских реакционеров оказались битыми. Красная Армия оказалась самой сильной армией мира и, вопреки ожиданиям эмигрантского «правительства», разгромила гитлеровскую Германию и освободила Польшу. Битой оказалась ставка польских реакционеров на раскол в лагере союзных держав — их содружество как раз окрепло в совместной борьбе против гитлеровской Германии. Битыми оказались также расчеты эмигрантского «правительства» на поддержку более широких кругов польского народа, ибо он сплотился вокруг своего демократического правительства в стране.

Польская реакция оказалась перед лицом полного банкротства. В Крайовой армии начался процесс массового разложения. Польские реакционеры стали хвататься за самые отчаянные средства, чтобы спасти свои позиции. Лозунгом обреченных фашистских политиканов стало: сделать все, чтобы вызвать раздоры в лагере союзников, чтобы выкопать пропасть между возрождающейся Польшей и Советским Союзом, чтобы вызвать смуту и междоусобицы в самой Польше и любыми способами сорвать строительство новой демократической польской государственности.

Первой крупной провокацией польских реакционеров, направленной против возрождающейся Польши и против польско-советской дружбы, провокацией, имевшей своей целью облегчить эмигрантскому «правительству» захват власти, было вызванное этим правительством и в особенности Соснковским и Бур-Комаровским варшавское восстание, которое стоило жизни около 300 тысяч поляков. Об этом восстании сказал в своем недавнем интервью один из старейших польских политических деятелей, председатель первого законодательного парламента Польши Войцех Тромпчинский: «У меня имеются неопровержимые доказательства, свидетельствующие о том, что немцы пытались спровоцировать это восстание, чтобы получить предлог для разрушения столицы. При помощи своего агента они даже поставляли оружие нашим подпольным организациям». (Имеются в виду организации эмигрантского «правительства»).

Наряду с этим польские реакционеры и их ставленники из Крайовой армии, в особенности из ее фашистского ядра НСЗ, пытались на каждом шагу саботировать все мероприятия демократической власти, направленные на возрождение страны. Санационные диверсанты пытались сорвать организацию Польского войска и его борьбу с немцами, призывая молодежь к дезертирству. Они стреляли из-за угла в отряды добровольцев и новобранцев, направлявшихся на призывные пункты.

Фашистские агенты пытались, наконец, как указал ген. Роля-Жимерский на пресс-конференции 23 апреля с. г., при помощи провокационных слухов вызвать смуту среди польских солдат и помешать действиям польских войск в боях на реке Нейссе. Однако все эти попытки оказались безрезультатными.

Связанные с помещиками диверсанты из НСЗ старались всеми способами помешать проведению земельной реформы. Они угрожали убийствами тем, кто брал землю. Убийства из-за угла стали повседневным методом фашистских головорезов из НСЗ и все более разлагающейся Крайовой армии, формально распущенной Рачкевичем, но фактически продолжающей свое черное дело под руководством небезызвестного ген. Окулицкого, наследника Бур-Комаровского.

Еще осенью прошлого года, в то время как на фронте сражались советские и польские войска против немецких захватчиков, подчиненные Окулицкого стреляли на освобожденной уже польской земле в польских патриотов-демократов, помогавших фронту. Как видно из опубликованных в польской печати данных, касающихся одного только Люблинского воеводства, санационно-фашистские диверсанты убили в Гарбове 12 октября 1944 г. бывшего польского партизана и курсанта офицерской школы Бронислава Бенха. 13 октября те же самые убийцы застрелили деятеля польской социалистической партии в Гарволине 32-летнего Януша Бильника. 14 октября фашисты из Крайовой армии убили капитана Польского войска, заместителя коменданта города Хелм Демчука и его жену. 17 октября те же самые преступники убили из-за угла рабочего деятеля в городе Красныстав Красновского и члена городской Рады Народовой в Хрубешове Ясинского. «Речь Посполита» и другие польские газеты указывали тогда, что за короткий период бандиты из НСЗ совершили около 50 гнусных убийств польских патриотов и членов их семей. Уже тогда по всей стране состоялись многолюдные митинги, охватившие сотни тысяч поляков, которые заклеймили позорные братоубийства и потребовали от демократического правительства решительных и беспощадных мер против «отечественных « пособников Гитлера.

Польские демократические власти применили решительные меры по отношению к фашистским преступникам, однако подчиненные Окулицкого не угомонились.

На днях головорезы из Народове Силы Збройне совершили чудовищное преступление, убив уполномоченного по проведению посевной кампании в Августовском уезде Войтецкого, б. летчика Польского войска и героя обороны Вестерплятте в 1939 г., откуда он вернулся инвалидом. Газета «Глос люду» писала по этому поводу: «Война окончилась в Европе. Война окончилась и для Польши, но банда лакеев господ Рачкевичей, Арцишевских и Белецких не хочет, чтобы в Польше был мир. Лондонская эмигрантская клика мечтает о гражданской войне в Польше, лишь бы вернуться к власти, к министерским креслам, к картельным прибылям».

Весьма характерным для подчиненных Окулицкого из Народове Силы Збройне и Крайовой армии является продолжение ими гитлеровских методов истребления остатков польских евреев. Польские расисты решили уничтожить тех немногочисленных евреев, которым удалось спастись от ада Майданека и Тремблинки.

В течение марта месяца с. г. они убили 150 евреев, в том числе женщин и детей, что удостоверено актами Центрального комитета польских евреев за подписью бывшего депутата польского парламента, известного деятеля, д-ра Эмиля Зоммерштейна.

Помимо этих преступлений, совершенных подчиненными Окулицкого по отношению к населению Польши, следует иметь в виду еще убийства из-за угла офицеров и бойцов Красной Армии, освободившей Польшу. Сто советских воинов стали уже жертвами банд Окулицкого.

Гнусные преступления польских фашистов и их агентов вызывают все большее возмущение среди самых широких кругов польского народа и в том числе среди бывших сторонников эмигрантского «правительства». Отходят от эмигрантских агентов и те последние группы демократических организаций, в том числе и людовцев, которые раньше не решались порвать с лондонскими реакционерами. Неудивительно, что один из них, известный деятель «Стронництво людове» Флешер был недавно убит диверсантами из НСЗ за то, что примкнул к демократическому лагерю. Вокруг Временного правительства сплотились широчайшие народные массы. На его Платформу национального единства становятся и деятели, известные своими консервативными взглядами, как упомянутый уже нами быв. председатель польского парламента Тромпчинский, епископ Силезии доктор Адамский, генерал Шептицкий и др.

Польский народ полон решимости не позволить реакционным диверсантам сорвать великое творческое дело польской демократии. Во всех польских газетах, на сотнях митингов раздается лозунг: «Не повторим, ошибок 1918 года!», когда благодаря нерешительности и слабости польской демократии реакционные элементы смогли взять верх, чтобы впоследствии толкнуть страну в трясину фашизма и, превратив ее в жертву германского империализма, привести к национальной катастрофе.

Напрасно эмигрантское «правительство» и его друзья в некоторых союзных странах поднимают шум и клевещут по поводу массовых репрессий, якобы применяемых в Польше против «патриотов» и «демократов». Этой клеветнической кампанией польские эмигранты пытаются скрыть кровавые преступления фашистских диверсантов, подчиненных Окулицкого.

Польский народ полностью одобряет меры наказания, применяемые польскими демократическими властями к реакционным убийцам; он полностью одобряет меры самозащиты, применяемые советскими органами по отношению к польским фашистам, проводящим черную гитлеровскую работу в тылу Красной Армии.

Польша не будет уже больше никогда орудием в руках германского или другого империализма, чтобы затем стать его жертвой. Этого польские реакционеры не добьются никогда.

Польский народ сумеет им в этом помешать!

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны