ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
30.11.2021
Москва
вернуться к списку
Самоходная артиллерия в уличном бою
Наша часть артиллерийских самоходов участвовала в штурме Берлина. Наличие (больших каменных строений и руин домов создавало для противника благоприятную обстановку для, применения гранатометов «фауст». Противотанковая оборона противника опиралась на прочные баррикады и завалы, прикрываемые минными полями. На углах и перекрестках улиц в мостовую вкалывались штурмовые орудия и танки, надолбы из железных балок и рельсов, устраивались противотанковые засады, волчьи. ямы, ловушки. В высоких домах с толстыми стенами создавались узлы сопротивления. На верхних этажах их, на чердаках, в подвалах, даже на крышах устанавливались пулеметы и пушки. В удалении от стен на 100—150 метров отрывались окопы, в которых располагались истребители танков.

Вполне понятно, что при таком характере немецкой обороны маневр самоходных орудии на улицах, к тому же загроможденных развалинами зданий, был стеснен. Наблюдать и вести огонь, когда всё скрывалось в пыли и дыму, было необычайно трудно. Решающим условием успеха самоходных орудий становилось их тесное взаимодействие с пехотой.

В боях за Берлин наши самоходные установки использовались в составе штурмовых групп. Обычно стрелковой роте, которая являлась костяком штурмовой группы, придавалась батарея самоходных орудий, батарея 76-мм пушек и до взвода танков. Самоходчики своим огнем расчищали путь танкам, уничтожая огневые точки и засады противника, разрушали укрепленные здания и баррикады. Но при этом одновременно вести огонь могли лишь две-три установки. Поэтому свой боевой порядок мы строили так. Головное орудие двигалось по центру улицы, вслед за ним, на некотором удалении по правой и левой стороне, шли еще две машины.

В практике оправдало себя и поэшелонное построение самоходных установок. В то время, как одна батарея, действующая в составе штурмовой группы, вела огонь с места, вторая под прикрытием ее выдвигалась вперед и занимала новую позицию. Получалась своеобразная замена батарей в штурмовой группе, орудия продвигались перекатами, осуществляя тесное огневое взаимодействие. Напряженный бой вели лишь головные батареи, а остальные в это время обеспечивали фланги и находились в укрытиях.

В ходе боевых действий широко применялась стрельба но зданиям сосредоточенным огнем с коротких остановок. В отдельных случаях с целью упредить действия противника самоходные орудия стреляли и с хода. Такая стрельба хотя и не давала точных попаданий, но ослепляла противника. Разрывами снарядов поднимались тучи пыли, создавалась завеса. Прикрываясь ею, самоходчики и строки выдвигались вперед.

При соприкосновении с крупным узлом сопротивления самоходная артиллерия обходила его с флангов. Разумеется, каждому обходному маневру предшествовала тщательная разведка. Разведчики выдвигались непосредственно в состав передовых групп пехоты. Целеуказание в основном производилось ракетами и трассирующими снарядами. Когда пехота попадала под обстрел, разведчики выслеживали пели, и самоходные орудия открывали по ним огонь прямой наводкой.

После подавления огневых точек противника пехота штурмом занимала дом. В некоторых случаях пехотинцы укрывались от огня в подвалах и убежищах я отставали от самоходные орудий. Противник получал возможность обстреливать выдвинувшиеся вперед машины «фаустпатронами». Кроме того, пехота просачивалась вперед, главным образом по нижним этажам и подвальным помещениям, в то время, когда на верхних этажах и в развалинах домов прятались вражеские истребители танков. Для парализации их мы выделяли специальные отряды автоматчиков, которые прочесывали чердаки, верхние этажи и развалины домов, тем самым облегчая работу самоходных орудий.

Сопротивление противника особенно усиливалось по мере приближения наших частей к центру Берлина. Мы чаще наносили удары с флангов. Например, во время боя в районе Гриммштрассе немцы создали в больничном квартале мощный узел сопротивления. Он поддерживался артиллерийским огнем со стороны церкви. Группа самоходных установок, зайдя с фланга, уничтожила пушки противника у церкви, а затем вместе с пехотой атаковала узел сопротивления и заняла его.

Управление самоходной артиллерией, действующей на переднем крае, осуществлялось непосредственным общением командиров батарей и командиров штурмовых групп. Когда штаб находился в удалении до километра от боевых порядков, управление организовывалось по радио и штабными офицерами, находившимися среди экипажей, ведущих бой.

Опыт уличных боев в Берлине показал, что самоходная артиллерия в условиях крупного города не достигнет необходимого успеха, если она не будет своевременно поддерживаться пехотой. Только при тесном взаимодействии с пехотой, которая обязана охранять машины от вражеских истребителей танков, возможно быстрое наступление по улицам.

При штурме сильного узла сопротивления наиболее эффективен огонь прямой наводкой с близкого расстояния и залпом по меньшей мере одной батареи. Такой метод стрельбы дает большой эффект, особенно при стрельбе по нижним этажам зданий.

При штурме отдельного дома прежде всего следует подавить огонь противника, обеспечивая бросок пехоты к стенам здания. Если дом, который штурмует пехота, забаррикадирован, нужно пробивать снарядами бреши в баррикадах и проломы в стенах. Действуя в составе штурмовой группы, самоходные орудия не должны вырываться вперед пехоты, иначе они могут попасть в «огневой мешок». По улицам следует двигаться только с закрытыми люками.

В городе трудно обнаруживать огневые точки и минные заграждения. Поэтому нужно внимательно следить за сигналами — целеуказанием пехотинцев, и за действиями сапёр-проводников на минных поляк. Иногда своей пехоты на улицах и не видно — она ведет бой внутри зданий. Отсюда возникает непременное условие: прежде чем стрелять по дому, необходимо установить, нет ли в нем своих пехотинцев. Во всем опираться на работу разведчиков. Без разведки ни шагу! Это золотое правило особенно жизненно в уличном бою.

1-й БЕЛОРУССКИЙ ФРОНТ.
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны