ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
9.2.2023
Москва
вернуться к списку
Вечная слава воинам, павшим в боях
По древнему народному поверью, когда погибает герой, падает с неба и гаснет его звезда. Но не гаснет в народе память о погибшем герое. Не пропадают бесследно его дела, слава — они бессмертны, ибо в них живет дух народный, его история, и ярко горит непотухающая звезда славы павшего богатыря.

...Проезжая вблизи Моравской Остравы ранним утренним часом, увидели мы у селения Кромарже близ дороги высокий холмик, обложенный дерном, покрытый еловыми ветвями и полевыми цветами. Неподалеку от могилы две женщины закапывали траншею на свекловичном поле. Пожилой крестьянин-чех разбирал блиндаж, складывая доски и бревна на подводу, — теперь это пригодится в хозяйстве.

Увидев, что мы остановились возле могилы, чех подошел к нам и снял шляпу.

— Доброе утро, пани офицеры.

Потом он поправил цветы на могиле и, мешая русские и чешские слова, рассказал нам следующее.

Его зовут Ярослав Конечек. Через его поле проходила линия немецкой обороны, траншея, которую он сейчас закапывает. Здесь был бой. После боя русские подобрали своих убитых, а также и трупы немцев. Но через несколько дней, обходя свое поле, Конечек, обнаружил в одном блиндаже два трупа: один — немца, другой — русского солдата, погибших, видимо, в единоборстве, Немца отвез со своего поля. — показывает он, — Вон в тот овраг, а русского солдата похоронил на участке своей земли, у дороги, и над его могилой насыпал высокий холмик, Каждый день он, его жена и дочери ходят на могилу, косит свежие цветы. В гимнастерке убитого он нашел документы, Он сходит домой и принесёт их.

Через 10–15 минут Ярослав Конечек вернулся и протянул нам красноармейскую книжку, Он просит только об одном: написать ему по-русски фамилию солдата, оросившего своей благородной кровью его родную землю.

Я развернул красноармейскую книжку, и на меня глянуло из нее совсем юное широкоскулое лицо с черными главами, отчетливо заметными даже на этом сереньком снимке, сделанном в походной красноармейской фотографии. Это была красноармейская книжка сержанта Иванова Ильи Петровича, 1918 г. рождения, уроженца села Кензово, Задонского района, Орловской области, бойца гвардейской дивизии, прошедшего тяжелый и славный путь через Карпаты. Он дошел до чехословацкого села Кромарже и остался здесь навеки, а могила его на чехословацкой земле осталась также навеки свидетельством подвига нашей армии.

Чех-крестьянин опять заговорил:

— Справлюсь с делами, поставлю пану сержанту мраморный памятник. Он достоин такого памятника.

Ярослав Конечек опускается на колени и целует могилу. На глазах у него слезы.

Взволнованные, мы стоим у могилы и думаем о судьбе простого орловского парня — бойца гвардейской дивизии, имя которого здесь, в Чехословакия, станет бессмертным. Русские люди всегда с величайшим благоговением относились к местам, где покоится тела близких им людей, соотечественников. Пушкин запечатлел желании русского человека и после смерти оставаться на своей родной земле.

И хоть бесчувственному телу Равно повсюду истлевать, Но ближе, к милому пределу Мне всё б хотелось почивать.

Но превратности войны судили иным советским воинам умереть за свою отчизну в чужих краях, Их могилы за границей — это островки великой доблести русской. Каждый холмик, увенчанный маленьким красным обелиском с пятиконечной звездой, где бы он ни был — в Югославии, Румынии, Венгрии, Польше, Чехословакии, — повсюду напоминает народам Европы о громовой славе русского солдата.

Да, горько умирать молодым, таким как Илья Иванов, в расцвете сил, в преддверии победы. Но война есть война, она не бывает без жертв. Она требует жертв, и такой уж суровый и злой, но прекрасный и великий удел воина — того, кто пал смертью храбрых на поле боя — открывать своим подвигом дорогу к победе, по которой его товарищи пронесут вперед непобедимое знамя советского отечества. Такая смерть прекрасна, как жизнь, такая славная смерть есть лучшее подтверждение жизни.

Вставало солнце. Оно осветило розовыми лучами поле, уже забывшее о войне, яростные зеленя пшеницы, высокий холмик у дороги, украшенный полевыми цветами, и, казалось, что это Родина склоняет багряные знамена и над могилой своего славного сына сержанта Иванова, павшего в смертельном единоборстве с врагом.

...В столице Чехословакии Праге на площади Витязей возле дома министерства бойцы наши похоронили водителя Александра Абрамова — двадцатилетнего юношу из Брянска. Абрамов погиб в последний день войны — 8 мая на пути от Берлина к Праге. Молодого водителя смерть сразила в тот момент, когда он уже совсем близко видел сияющее лицо победы. Товарищи привезли его тело в освобожденную Прагу и похоронили здесь на площади Витязей. Вокруг одинокой могилы с утра до вечера в течение многих дней толпятся люди. Ликующая, в связи с победой, Прага не забывает почтить память людей, павших за неё. На облицованном камнем могильном холмике — горы свежих цветов. Вечером горят на могиле свечи. Они озаряют десятки маленьких советских и чехословацких флажков, покрывающих могилу, маленькие иконы. В строгом и торжественном карауле стоят молодые чехи в полувоенной форме. Завидев могилу, подходят к ней прохожие и, сняв шапки, несколько минут стоят в строгом молчания, отдавая дань уважения русскому солдату, своему освободителю. Вот к могиле Абрамова подошел генерал чехословацкой армии. Он поднимает руку к козырьку фуражки и затем, сняв фуражку, стоит навытяжку с суровым печальным лицом. Генерал союзной армии отдает воинскую почесть рядовому советской армии. Его супруга кладет на могилу букет свежих цветов.

Здесь у могилы пришлось наблюдать мне трогательную картину: девочка-чешка подала нашему офицеру блокнот и попросила написать ей что-нибудь на намять.

— Как же тебя зовут? — спрашивает тот девочку.

— Анна.

Он пишет ей в блокнот: «Дорогая Аня, люби свою Родину так же горячо и преданно, как любят свою Родину русские, как любил ее водитель Абрамов. Гвардии капитан Красной Армии Пономарёв Гавриил, Прага, 17 мая».

Здесь же, в Праге, на берегу Влтавы — четырнадцать красных деревянных обелисков. Под ними спят непробудным сном русские воины, ветераны Сталинграда, герои Кавказа и Крыма, сыны Родины, воспитанники нашей большевистской партии, Читаем краткие надписи: «Сержант Мягков Василий, старшин лейтенант Александр Давыдов, сапёр Востриков, артиллерист Панов, танкист Иван Гончаренко, рядовой гвардеец Вишневский Леонид из Одессы, летчик-истребитель Мальцов, старший лейтенант Глазков, старший лейтенант Колитвянский, танкист полковник Сахаров Георгий...». С волнением читаешь трогательно-простую надпись: «Гвардии старший лейтенант Брянкин Ник. Алекс. Адрес: город Москва, Фрунзенская набережная, д. 12, кв. 12, мать Иринкина Мария Ивановна». Надпись на могилах Панова, Давыдова, Вострикова, Гончаренко и Вишневского гласит: «Честная могила пяти героев победоносной Красной Армии, павших в окрестностях Пражского Кремля при освобождении г. Прага».

И так же, как у могилы водителя Абрамова на площади Витязей, здесь, на берегу Влтавы, можно в любой час дня увидеть массу людей с обнаженными головами, в молчании стоящих перед свежими могилами советских воинов. Тихо плещутся воды одетой в гранит красавицы Влтавы, шелестит майский ветер листьями деревьев, и дальний шум огромного города не тревожит покоя павших. Бессмертная слава витает над этими, устланными цветами и флагами, воинскими могилами, о уважением склоняет голову перед ними благодарный пражский житель.

И когда мы стоим у могил наших воинов на берегу Влтавы, в эту минуту вспоминаются воинские могилы, оставшиеся далеко позади, вспоминается могила майора Лозовского в Карпатах на Русском перевале. Лозовский был агитатором полка и в бою принял командование четвертой стрелковой сотой. Смертельно раненый в грудь, Лозовский зажал рану рукой и продолжал двигаться вперед, пока не упал у гребня горы. Смерть его произвела на бойцов сильное впечатление. Лозовского похоронили после атаки с воинскими почестями. Встает в памяти могила младшего лейтенанта Ивана Пасолина, майкопского парня, погибшего на южных отрогах Карпат и похороненного на центральной площади города Мукачево.

Майора Скориченко, капитана Долбилина и полковника Ивана Анкудинова, погибших в Закарпатьи и похороненных на центральной площади Ужгорода. Вспоминаются могилы в городе Лослау, иа границе Польши с Чехословакией. На центральной площади города похоронены 30 бойцов и офицеров, павших в жестоком бою при прорыве мощной немецкой обороны восточнее Моравской Остравы. Рядом с красноармейцем Кузминым лежат ефрейтор Мустафин, старший лейтенант Умыжанов, лейтенант Бондарь, рядовой Ставрацкий, артиллерист Луцина. Имена их и могилы знаменуют собой навеки спаянное кровью братство советских народов.

В польских, чехословацких городах и селах можно нередко встретить на городских площадях каменные либо деревянные обелиски с пятиконечной звездой. С трогательной любовью ухаживают поляки, чехи и словаки за могилами наших воинов. Во многих городах на центральных площадях над могилами павших уже воздвигнуты мраморные, гранитные памятники. В воскресные дни люди, по дороге из храма домой, обычно несут к могилам наших воинов свежие цветы.

Люди освобожденных городов и сёл берегут святые могилы советских воинов. Героям Карпат поставлены памятники на перевалах, мраморный памятник построен на центральной площади города Мукачево. Молодая женщина и национальной украинской одежде склонилась над смертельно раненым красноармейцем, который отдал свою жизнь, свою кровь за освобождение ее от германского рабства. В ту же минуту другой боец, охваченный стремлением уничтожить ненавистного врага и отомстить за гибель товарища, устремился вперед, стиснув в своих руках автомат.

Такой памятник будет поставлен павшим героям Красной Армии в центре Ужгорода.

В городских управах хранятся «книги памяти», в которых зарегистрированы могилы советских воинов, их месторасположение, фамилии и имена погребенных. Далеко в чужом краю сложили свои головы многие наши бойцы и офицеры. Они принесли на алтарь отечества свою жизнь, и здесь, вдали от своей родины, остались вечным памятником великой красноармейской славы. Пройдут годы, десятилетия, но никогда не забудет их имена благодарное человечество. Могилы наших воинов, павших в бою, памятники им на площадях европейских городов и сёл, на полях сражений будут многие десятилетия напоминать народам о великом самоотверженном подвиге Красной Армии.

4-й УКРАИНСКИЙ ФРОНТ. (По телеграфу).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны