ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
2.12.2021
Москва
к списку
На международные темы
Берлинская Конференция Глав Правительств Советского Союза. Соединенных Штатов Америки и Великобритании продолжает привлекать внимание мировой общественности и печати. Как ожидают, вопросы, обсуждаемые на конференции, являются первостепенными но своей важности, и от решения их будут в значительной мере зависеть прочность и длительность мира, в чем заинтересовано все свободолюбивое человечество. Несомненно, работа конференции требует спокойной внешней обстановки. Вызывает удивление поэтому та нервозность, которую проявляют некоторые органы английской и американской печати но поводу того, что конференция окружена «тайной».

Ряд комментаторов отдаст себе отчет в том, что «тоска но информации» некоторых газет носит далеко не невинный характер. Реакционные обозреватели газетных трестов Херста и Скриппс-Говарда явно недовольны тем, что Берлинская конференция не дает достаточного материала для разжигания разногласий между великими союзниками. Радиокомментатор Тэйлор справедливо указывает, что нельзя удивляться отсутствию информации о ходе конференции, ибо «печать часто подчеркивала малейшие разногласия и углубляла такие разногласия, которые могли бы быть легко устранены». Естественно что, например, американская газета «Реджистер» сочла необходимым специально предупредить против подрывных высказываний в херстовском стиле. Тем более поражает выступление такой газеты, как «Нью-Йорк геральд трибюн», на страницах которой обозреватель Элиот, алчущ ий и жаждущий «широкой» информации о конференции, выдвигает в качестве одной из очередных задач .. «уничтожение стены таинственности, окружающей Советский Союз».

Всякий непредубежденный человек знает, что в политике Советского Союза нет никакой «таинственности». Советский Союз никогда не подавал повода для упрека в том, что он не уделяет внимания разрешению задач, стоящих перед демократической коалицией, продиктованных военной победой над Германией. Обозреватель английской газеты «Дейли телеграф» Гарвин, подчеркивая особое значение берлинской встречи, делает несколько весьма трезвых замечаний, на которые мы считаем своим долгом обратить внимание Элиота и его возможных последователей.

Гарвин пишет: «Советская политика никогда и ни в чем не отступала от этой (он имеет в виду уничтожение военного потенциала Германии. — Наблюдатель.) центральной цели союзников... Русский план таков, чтобы постепенно добиться значительного морального разоружения при одновременном экономическом разоружении, осуществляемом оккупационными державами. Вся русская система в Германии заслуживает пристального внимания. В ней нет ничего такого, против чего Западу следовало бы возражать, но зато в ней много такого, чему можно подражать».

Замечания Гарвина тем более заслуживают внимания, что именно в Англии, как указывает бывший заместитель государственного секретаря США Уэллес, встречаются влиятельные люди, которые «в действительности хотят сохранить Германию, как господствующую силу в Центральной Европе», и даже мечтают о противопоставлении се Советскому Союзу. Глупые мечты...

Наряду с «мечтателями» в Лондоне можно встретить и людей во всем разочарованных, подверженных классической английской болезни — сплину. Так, например, обозреватели агентства Гейтер, жалуясь на полное отсутствие информации о Берлинской конференции, заявляют, что за пределами ее «наступил политический штиль», «дипломатический паралич». По-видимому, сплином можно обленить подобные заявления. Впрочем, есть основания думать, что подобные трактовки международного положения в Европе имеют и некоторую политическую подоплеку.

Дипломатический обозреватель Гейтер готов истолковать, в частности, события в Испании, как нечто несущественное, второстепенное, как «оживление игры политической «галерки». Между тем то, что происходит в Испании, не так уж несущественно. Выкормыш Гитлера и Муссолини генерал Франко маневрирует, пытаясь снасти не только свою шкуру, но и сохранить — что особенно важно для франкистского режима — основные резервы гитлеризма, приютившиеся в Испании. Не подлежит никакому сомнению, что столь широко разрекламированная генералом Франко реорганизация правительства в Испании не только не является в какой-либо степени отходом от фалангисгских (фашистских) позиций, а. наоборот, способствует укреплению фаланги. И недаром фалангпстская газета «Аррнба» утверждает, что новый кабинет увековечит «идеал фаланги».

Американская печать не без оснований бьет тревогу но поводу махинаций Франко именно в нынешний момент, который Гейтер прекраснодушно характеризует как «политический штиль». Некоторые американские комментаторы, как, например, Уолтон, подмечают поражающее сходство тех приемов, при помощи которых реакционеры стремятся остаться у власти в Испании и утвердиться в Греции, и тут и там прикрываясь планами восстановления монархии.

Но маскарад фалангистов говорит о том, что симпатии к Германии теперь явно не в моде. О том же говорит и заявление, которое сделал на днях шведский министр иностранных дел Гюнтер. Он пытался оправдать поведение Швеции в великой войне против гитлеровской Германии и защитить собственную политику от обвинений в прогитлеровском курсе. Газета «Экспрессен», комментируя эту речь, пишет: «Гюнтер утверждает, что беспокойство оппозиции было вызвано обычной шведской чувствительностью в отношении заграничного мнения. Но это — бред. Беспокойство было вызвано опасением, что большинство шведского народа при участии официальных властей подпадает под влияние идеологии «нового порядка». Разве Гюнтер об этом ничего не знает?» Гюнтер, но сообщениям шведской печати, покидает свой пост. Будем надеяться, что отставка Гюнтера позволит шведам более объективно оценить его прогитлеровскую деятельность.

Вопреки жалобам некоего обозревателя Гейтера, который недоволен внутренним положением в Польше, лондонский корреспондент «Нью-Йорк таймс» говорит нечто совершенно другое: «Согласно сообщениям, полученным в Лондоне, сейчас новое правительство завоевало поддержку польских масс, за исключением сравнительно небольшой группы правого направления, которая осталась в оппозиции».

Польский народ теперь сплочен больше, чем когда-либо. Весьма знаменательным оказалось состоявшееся на днях празднование годовщины создания Польского Комитета Национального Освобождения. Вся польская печать опубликовала обращение четырех политических партий Польши, в котором с особым удовлетворением отмечается, что создание Комитета Национального Освобождения явилось великим историческим событием, положившим начало возрождению самостоятельной, независимой, сильной Польши.

В Польше реакция разбита наголову. Все более крепнет единство польского народа и его правительства. Этого не понимают некоторые журналисты. Это не нравится реакционерам за границей. Тем хуже для них .

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны