ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
1.10.2020
Москва
к списку
Михаил Илларионович Кутузов
(К 200- летней годовщине со дня рождения)

I

Великий русский полководец Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов родился 5 (16) сентября 1745 года в Петербурге. Отец его Илларион Матвеевич начал службу еще при Петре I, тридцать лет прослужил в инженерном корпусе и, выйдя в отставку в чине генерал-поручика, продолжал работать в гражданском ведомстве. По его проектам строили в Петербурге каналы, возводили крупнейшие сооружения. Свою любовь к труду и наукам старый инженер-генерал прививал сыну. В 1757 году Кутузов был определен в инженерно-артиллерийскую школу.

Будущий полководец отлично учился. Он внимательно изучил военную историю, тактику и превосходно знал артиллерию и инженерное дело. Любил историю и литературу, изучил языки — французский, немецкий, латынь, а впоследствии еще шведский, английский, турецкий и польский.

1 (12) января 1761 года Кутузов, произведенный в прапорщики, начал службу в строю. Он пришел в русскую армию в период ее крупных военных успехов. Всем были памятны великие победы Петра в Северной воине, прочно утвердившие положение России на берегах Балтийского моря. В Семилетней войне русские войска в своих знаменитых походах разбили армию Фридриха II, считавшуюся лучшей в Европе, и заняли Берлин. Эти успехи выдвинули Россию на положение великой европейской державы. В победоносных войнах выросло и окрепло русское военное искусство, блестящими представителями которого были Петр I, Румянцев и Суворов. Воспитываясь на бессмертных образцах деятельности этих полководцев, Кутузов поднял русское военное искусство на новую, высшую ступень в более сложных условиях исторического развития России.

Строевую службу Кутузов начал командиром роты в Астраханском полку, которым командовал Суворов. Суворов явился тем учителем, от которого Кутузов воспринял основные качества военачальника. Кутузов глубоко усвоил содержание суворовской «науки побеждать». От Суворова он унаследовал твердое убеждение, что главная сила русской армии в ее солдате, что, проявляя заботу о солдате, завоевав его доверие и любовь, можно требовать от войск высшего напряжения на войне и побеждать в боях.

Кутузову предоставлялась возможность придворной службы. Но будущего полководца влекло к боевой работе, и когда в 1764 году в Польше открылись военные действия, он добился назначения в действующую армию. И с тех пор начались долгие годы боевой службы Кутузова. Этот громадный боевой опыт и опыт службы в войсках развили его могучее военное дарование. Тяжелым трудом русского строевого офицера, беспримерной личной храбростью, дисциплинированностью и талантом достигал Кутузов успехов, которыми отмечен его жизненный путь.

Кутузов последовательно проходит все ступени военной службы и получает один за другим чины: прапорщика (1761 г.), капитана (1762 г.), майора (1770 г.), подполковника (1771 г.), полковника (1777 г.), бригадира (1782 г.), генерал-майора (1784 г.), генерал-поручика (1791 г.), генерал-лейтенанта (1796 г.), генерала-от-инфантерии (1798 г.).

Кутузов принимал участие во всех войнах этого периода. В служебном формуляре отмечено, что Кутузов участвовал в походах 1764, .1765 и 1769 гг. В 1770 году сражался в Молдавии против турок при Рябой Могиле. В том же году принимал участие «в сражении на Пруте, на баталии при реке Ларге», «на баталии при реке Кагуле». В 1771 году «при Попештах в сражении при разбитии сорок тысяч неприятелей». В качестве офицера с исключительной храбростью сражался Кутузов у Кинбурна, в Крыму, штурмовал со знаменем в руках деревню Шумы близ Алушты, участвовал в осаде Очакова и при взятии крепости Аккерман и Бендеры. Кутузовым был сформирован Бугский егерский корпус, с которым он нес охрану границ, где «всегда храбро с малыми силами отражал неприятеля». Егеря были в то время самой передовой и особо обученной частью русской пехоты. Солдат-егерей готовили к бою в рассыпном строю, к бою в одиночку, что требовало от солдат инициативы и самостоятельности. Кутузов блестяще подготовил свой корпус. Одновременно он разработал тактику егерей, изложив ее в виде особой инструкции.

Донесения, рапорты, приказы Кутузова той поры рисуют нам суровые трудовые будни генерала, честно и бдительно охраняющего границу России. Он строит укрепления, составляет карты пограничных районов. Он овладевает опытом службы в поле, столь необходимым офицеру и генералу. Устанавливая суровый распорядок в лагере, Кутузов в то же время постоянно заботится о солдате, о его здоровье и питании.

Во многих боях Кутузов не раз смотрел в лицо смерти, дважды получил смертельно опасные пулевые ранения в голову. Кутузов после ранения потерял глаз, но по излечении снова вернулся в строй.

Осенью 1790 года Кутузов командовал отдельным корпусом, стоявшим против сильнейшей крепости Измаил, где, как записано в формуляре, «имел многократно дело с неприятельскою конницею. Разбил оную легкими войсками, в команде его находившимися, в шести верстах от города, с немалою потерею со стороны неприятеля».

Затем в качестве начальника одной из колонн на ответственнейшем участке Кутузов принял участие в знаменитом суворовском штурме Измаила 11 (22) декабря 1790 года. Колонна Кутузова штурмовала Килийские ворота. Сильный орудийный и ружейный огонь турок остановил колонну. Тогда личным примером Кутузов увлек свои войска на штурм и ворвался в ров. Дважды он поднимался на вал и дважды его отбрасывали назад. Неся большие потери, Кутузов просил у Суворова поддержки, но получил ответ, что в Россию уже послано донесение о взятии Измаила, а самого Кутузова он назначает комендантом Измаила. Кутузов, собрав гренадер и егерей, повел их в третий раз на бастион. Его войска штыками проложили себе дорогу к центру крепости. Там они соединились С другими колоннами Суворова и в жестоком бою истребили турецкий гарнизон. Это был тяжелый бой. После штурма Кутузов писал жене: «Век не увижу такого дела. Волосы дыбом становятся... Страшный город в наших руках... Надобно в порядок привесть город, в которой одних турецких тел больше пятнадцати тысяч». Победа была полная, хотя «не было крепче крепости, обороны отчаянней, чем Измаил. Только раз в жизни можно пускаться на такой штурм», — говорил Суворов.

Впоследствии Кутузов спросил Суворова, что означало назначение его комендантом Измаила в момент штурма. «Ничего, — ответил тот. — Кутузов знает Суворова, а Суворов Кутузова. Если бы не взяли Измаила, Суворов умер бы под его стенами и Кутузов тоже».

В победе пол Измаилом Кутузову принадлежала ответственейшая роль. «Он шел на моем левом фланге, но был моей правой рукой», — доносил Суворов. Великий полководец питал исключительное доверие к Кутузову. Суворов говорил: «Одному прикажи, другому намекни, а Кутузову и говорить нет нужды — он сам все понимает». В рапорте Потемкину о взятии Измаила Суворов писал: «Генерал-майор и кавалер Голенищев-Кутузов оказал новые опыты искусства я храбрости своей, преодолев под сильным огнем неприятеля все трудности, взлез на вал, овладел бастионом и, когда превосходный неприятель принудил его остановиться, он, служа примером мужества, удержал место, превозмог сильного неприятеля, утвердился в крепости и продолжал потом поражать врагов». За Измаил Кутузов был награжден орденом Георгия 3-го. класса и произведен в генерал-поручики. Он остался комендантом Измаила и начальником войск, расположенных между Днестром и Прутом.

После измаильского штурма Кутузов выступает уже в качестве известного военачальника, на которого возлагаются все более ответственные поручения. 4 (15) июня 1791 г., лично командуя отрядом войск, Кутузов разбил при Бабадаге турецкие войска численностью в 23 тысячи человек. В решительном сражении у Мачина 28 июня (9 июля) 1791 г. главнокомандующий русской армией князь Репнин возложил на корпус Кутузова самую трудную задачу — обходный маневр против турок. И здесь Кутузов проявил свои выдающиеся военные таланты. Он не придерживался малоподвижных линейных построений, а искусно маневрировал, применяя разнообразные боевые порядки. Построив войска в пять каре с кавалерией на левом фланге, он смело и решительно атаковал высоты на правом фланге турок. Затем он проявил свое замечательное упорство и искусство в отражении вражеских атак. Перестроив к левому флангу в одну линию все пять каре, Кутузов уверенно отразил огнем страшный натиск огромных масс турецкой конницы и затем отбил все атаки турецкой пехоты. В конце сражения он снова решительно атаковал своей конницей неприятеля, скопившегося за укрепленным лагерем. Турки были разбиты и бежали. «Расторопность и сообразительность генерала Кутузова превосходит всякую мою похвалу», — доносил Репнин императрице Екатерине. Кутузов был награжден орденом Георгия 2-го класса.

Тридцатилетний период службы Кутузова в войсках, заполненный почти непрерывными боями и походами, выявил его замечательные черты талантливого военачальника. Кутузов раскрыл себя как искусный тактик, сочетающий смелость и решительность с осмотрительностью, тщательным изучением боевой обстановки. Эти его качества, превосходное знание войск и всех деталей военного дела, боевая закалка сыграли крупнейшую роль в развитии зрелого и умудренного опытом полководца, каким Кутузов проявил себя в последующих войнах.

В начале 1793 года, по окончании войны с турками, Кутузов был вызван в Петербург. С этого времени начинается продолжительный период его дипломатической и военно-административной службы.

Благодаря своему уму и талантливости, образованию и широте воззрений, умению располагать к себе и обходиться с самыми различными людьми Кутузов достиг выдающихся успехов на дипломатическом поприще. Кутузов является не только замечательным полководцем, но и крупнейшим русским дипломатом.

В 1793 году Кутузов был назначен чрезвычайным и полномочным послом в Константинополе. Эта миссия считалась труднейшей, ибо в Турции переплетались сложные противоречивые интересы ряда европейских государств. Кутузову предстояло закрепить искусством дипломата то, что было завоевано на полях сражении.

Он превосходно справился с трудным поручением. Пышностью и великолепием посольства он произвел впечатление на турок, а его обходительность и любезность приобрели ему расположение султана, визиря и турецких сановников. Кутузов искусно добился разрешения в пользу России важнейших вопросов, вытекавших из Ясского мирного договора, в частности, он добился права для русских судов плавать в Архипелаге и заходить в турецкие порты. Он добился ограничения враждебных России влияний на внешнюю политику Турции, усилив одновременно влияние и авторитет русской державы.

Кутузов тщательно изучил состояние Турции. Глубокое знание этой страны позволило ему в нужный момент ясно осветить обстановку и твердо высказать свою точку зрения при решении важнейших политических вопросов, вопросов о воине и мире. Кутузов 5 (16) января 1794 г. пишет Суворову: «Господин генеральный консул Северин доносит мне. что он уведомил ваше сиятельство, будто бы Порта намерена через три месяца объявить России войну. Я должностью служения своего поставляю предупредить вас, милостивого государя, что, по примечаниям моим, не полагаю я разрыв с нами столь близок... Везде развалившиеся ее крепости не приведены в совершенно оборонительное состояние, флот ее еще не силен, предпринятые перемены в денежной части не достигли надлежащей зрелости, а пуще всего внутренность расстроена, везде почти непослушание, во многих местах мятежи, часть Аравии, большая Румелиа и окрестности Требизонда довольно занимают непокорностью своею Порту. Все сии причины должны воздержать ее, судя по здравому рассудку, от всякой токмо для нее пагубной крайности».

Этот вывод Кутузова, основанный на трезвон оценке сил и возможностей Турции, полностью оправдался. Турция не решилась объявить войну России.

В 1794 году Кутузов закончил свою миссию в Константинополе и выехал в Петербург. Но он не раз возвращался к дипломатической деятельности. В момент обострявшихся отношений между Россией и Швецией ему поручали встречать и сопровождать шведского короля. И Кутузов прекрасно выполнил возложенную на него задачу, содействуя улучшению шведско-русских отношений: чтобы добиться привлечения Пруссии на сторону России в борьбе против Франции, Кутузов в 1798 г. был послан в Берлин. Он успешно выполнил и эту задачу. По отзывам современников, он «столь действовал неутомимо, столь делал свои представления настоятельно и выдерживал важность своего звания столь сильно и удачно, что менее, нежели в течение одного года, приведены были политические тогдашнего времени дела к желаемому концу наилучшим образом».

В течение всей деятельности Кутузова его талант дипломата помогал таланту полководца. Это особенно сказалось впоследствии, в 1805, 1811, 1812 и 1813 годах, когда Кутузов руководил крупнейшими военными операциями, когда военные действия приобретали такой размах, что они неизбежно, по природе своей, связывались с действиями дипломатическими.

Кутузов занимал ряд крупных военно-административных должностей. Он был казанским и вятским генерал-губернатором, главнокомандующим сухопутными войсками, флотилией и крепостями Финляндии, генерал-губернатором в Литве, петербургским военным губернатором. В течение нескольких лет он был главным директором сухопутного шляхетского корпуса, основного учебного заведения, подготовлявшего офицеров для русской армии. Он значительно усовершенствовал подготовку молодых офицеров, ввел преподавание тактики, нередко сам в присутствии офицеров преподавал кадетам тактику, военную историю и другие науки и даже словесность. Кутузов явился мастером в деле воспитания и образования будущих офицеров.

Кутузов никогда не достиг бы таких успехов, если бы он не был образованнейшим человеком своего времени. Получив в юности широкое образование, он непрерывно его совершенствовал и углублял.

II

В первые годы XIX столетия в Европе происходили крупные исторические события. В 1800 году Наполеон разбил Австрию и вынудил ее к миру. В 1802 году был заключен Амьенский мир между Англией и Францией; вторая коалиция держав против Франции распалась. Но это была временная передышка. Наполеон стремился к владычеству над Европой. Это являлось непосредственной угрозой и для России. В 1804 году создалась третья коалиция против Франции. Россия заключила союзный договор с Австрией. Коалицию поддержала Англия. Пруссия сохранила нейтралитет. В 1805 году началась война вновь образовавшейся коалиции против Франции.

Кутузов был назначен главнокомандующим русской армией, которая в августе 1805 года двинулась в Австрию. Кутузову предстояло встретиться с Наполеоном, стоявшим во главе огромной по тому времени армии. Перед русской армией и перед Кутузовым как полководцем встали новые задачи, гораздо более сложные, чем в эпоху войн Румянцева и Суворова.

Для правильной оценки деятельности Кутузова как полководца следует подчеркнуть, что ему приходилось действовать в трудных, неблагоприятных условиях. Во-первых, Кутузов в противоположность Наполеон не имел достаточных прав для принятия самостоятельных решений. Ему приходилось отстаивать свои взгляды против Александра I, постоянно вмешивавшегося в область руководства операциями. В войне 1805 г. он был подчинен австрийскому штабу, отличавшемуся своей пресловутой бездарностью. Во-вторых, Наполеон был более подготовлен к войне, чем его противники. Это давало ему возможность сразу же захватить инициативу в свои руки.

План кампании 1805 г. был разработан австрийцами. Силы союзников оказались разбросанными по нескольким театрам военных действий.

Наполеон, следуя обычной своей стратегии бить противника по частям, стремительным маршем двинул свою 220-тысячную армию в Баварию, окружил австрийскую армию Макка и вынудил ее к капитуляции 7 (19) октября 1805 года. В этот момент русская армия под командованием Кутузова еще сосредоточивалась в Браунау (на р. Инн). Капитуляция австрийцев создавала гибельную обстановку для русской армии. Наполеон не терял ни одного дня: он твердо был уверен в том, что русская армия будет застигнута врасплох и разбита. 17 (29) октября французы уже были в Браунау. Но русской армии там не было: Кутузов раскрыл замысел своего противника и не дал себя окружить ни тогда, ни впоследствии. Начался его знаменитый отступательный марш-маневр. Русская армия отходила с обозами, и подвижные французские корпуса могли легко ее опередить. В тяжелой, почти безнадежной обстановке против вчетверо превосходящих сил врага Кутузов показал выдающиеся качества полководца. Он мастерскими движениями уводил русскую армию от окружения и гибели. Это было единственно правильное решение, но австрийский император требовал от Кутузова оборонять Вену, оборонять предмостные укрепления на Дунае у Кремса. Он прислал к тому своего генерала Шмидта с приказом не допускать отхода русской армии. Александр подтвердил приказ оборонять Вену. Кутузов доказывал императорам, что это невозможно и гибельно, что этого и добивается Наполеон, чтобы разбить русскую армию. Кутузов знал, что Наполеон уже перебросил корпус Мортье на левый берег Дуная с задачей отрезать Кутузова, а по правому берегу русскую армию преследовал Мюрат. Русский полководец продолжал последовательно свой маневр. 24 октября (5 ноября) Мюрат был отброшен в бою у Амштеттена, и Кутузов успел отойти к Кремсу. Прикрывшись арьергардами у С.-Пельтена, русская армия переправилась через Дунай и сожгла мост. Мортье, не успевший отрезать Кутузова, был разбит у Дюренштейна 30 октября (11 ноября) и отброшен за Дунай. Впервые за всю его полководческую карьеру Наполеону перед лицом всей Европы был нанесен серьезный удар.

31 октября (12 ноября) Мюрат захватил Вену, перешел Дунай и наступал к Цнайму. Кутузову снова грозила опасность быть отрезанным. Чтобы спасти армию, Кутузов направил отряд Багратиона в 6 000 человек с приказом задержать Мюрата. Последний, не зная, какие силы перед ним, завязал переговоры о перемирии. Подписанный акт о перемирии был направлен на ратификацию Кутузову и Наполеону. Кутузов не давал ответа, продолжая отступление, и успел пройти Цнайм. Наполеон, поняв, что русские перехитрили Мюрата, приказал ему немедленно атаковать русский арьергард. 4 (16) ноября Багратион в течение дня сдерживал натиск Мюрата. был окружен, но сумел вырваться с 3 000 человек и присоединился к Кутузову, который был уже у Ольмюца, где сосредоточивались союзные войска. Французский маршал Мармон назвал отступление Кутузова «классически геройским».

Таким образом Кутузову удалось сорвать планы Наполеона и спасти русскую армию от поражения. Стратегия Кутузова была правильной, и когда союзники соединились у Ольмюца, они уже имели численный перевес над Наполеоном, находившимся у Брюнна. Это превосходство должно было еще более возрасти. Австрийские армии шли из Италии в тыл Наполеону. Пруссия вот-вот могла выступить против него. Кутузов считал необходимым собрать все силы союзников, прежде чем атаковать французов. До этого Кутузов считал преждевременным вступать в генеральное сражение с Наполеоном. Однако восторжествовало мнение австрийского штаба. Вопреки Кутузову было принято решение немедленно наступать против Наполеона, который только и ждал этого. 20 ноября (2 декабря) произошло сражение у деревни Аустерлиц. Диспозиция австрийского штаба предусматривала крайне запутанные передвижения с целью отрезать Наполеона от Вены. Тщетно Кутузов предлагал «избегать сложных маневров», тщетно он предостерегал, что не следует атаковать неприятеля, не зная его расположения.

В день сражения Кутузов находился при одной из колонн русских войск. Он считал, что ключом ко всему полю боя являются Праценские высоты, и потому старался задержать на них свои войска. Но прибывший к колонне Александр приказал оставить высоты и наступать дальше. Наполеон немедленно атаковал и захватил Праценские высоты, прорвав этим центр союзников. После этого сражение было проиграно. Австрия заключила мир с Наполеоном. Русская армия отошла к своим границам.

Царь, фактически отстранивший от главнокомандования и пренебрегший советами Кутузова, на него же возложил ответственность за аустерлицкое поражение. Кутузов был назначен киевским военным губернатором.

III

С 1806 по 1811 год шла война между Россией и Турцией. За это время русской армией командовали один за другим несколько главнокомандующих. Они взяли ряд крепостей, неоднократно наносили поражения турецким войскам, но так и не добились полной победы. И только в 1811 году, когда стало ясно, что Наполеон готовит новую войну против России, царь вынужден был назначить Кутузова главнокомандующим дунайской армией. Кутузов вступил π командование, когда положение русской армии было неблагоприятным. Это определялось, прежде всего, международной обстановкой. Наполеон готовился к войне против России и в Европе не сомневались в его успехе. В этой будущей войне Наполеон отводил Турции важную роль. Он рассчитывал, что стотысячная масса турецкой конницы пройдет через Украину в Белоруссию и примкнет к правому флангу французской армии. Наполеон обещал султану Крым и одновременно грозил страшными карами, если Турция заключит с Россией мир. К этому времени из русской дунайской армии пять дивизий были взяты для включения в состав главных сил, расположенных на западной границе. У Кутузова оставалось 46 тысяч солдат, с которыми он должен был добиться победы над турками. Мало того, русская армия была растянута на фронте в тысячу километров, а 80-тысячная турецкая армия была собрана против центра русских и занимала сильные крепости.

В этих неравных условиях борьбы Кутузов находит своеобразные стратегические и тактические решения. Он отказывается от растянутой, кордонной системы построения армии и собирает последнюю в кулак, чтобы действовать ею в решающем направлении. Кутузов 7 (19) апреля 1811 г. пишет военному министру России Барклаю-де-Толли:

«...Оборонительная наша линия, четырьмя дивизиями защищаемая, начинается, можно сказать, от Белграда и продолжается до Днестра, занимая по изгибам Дуная около тысячи верст. Тщетно было бы помышлять, чтобы огромное такое пространство возможно было занять везде довольною силою, и таковое раздробление войск и без того умеренных, без сильных подвижных корпусов к подкреплению, отворило бы путь первому неприятельскому корпусу несколько сильному».

Кутузов стягивает свою армию к Рущуку. На флангах приказывает взорвать крепости Никополь и Силистрию и гарнизоны этих крепостей также сосредоточивает к центру. Он располагает свои войска так, чтобы в любой момент контратаковать противника в нескольких направлениях.

Кутузов решил не штурмовать крепость Шумлу, в которой засели турки. «Идти к визирю в Шумлу, — пишет он 20 мая (1 нюня) Барклаю, — атаковать его в сем сильном укреплении и невозможно, и пользы никакой бы не принесло... Но может быть, что скромным поведением моим ободрю я самого визиря выйти или выслать по возможности знатный корпус к Разграду или далее к Рущуку и, если таковое событие мне посчастливится, тогда... конечно, с божиею помощью разобью я его...».

В этих донесениях Кутузова видна способность великого полководца принимать соответствующее обстановке оригинальное стратегическое решение, умение пользоваться ошибками противника и, зная слабые стороны турецкой армии в полевом бою, навязать ей бой в выгодных для русской армии условиях. В этой кампании особенно ярко проявилось умение Кутузова применить военную хитрость в интересах стратегии и тактики. 

Искусным маневром в сочетании с умелым распространением ложных сведении Кутузов выманил турок из крепости Шумлы к Рущуку. Узнав о движении турецкой армии, Кутузов расположил свои войска перед Рущуком тылом к Дунаю. Это был безусловный риск, но, как писал Кутузов в донесении о сражении под Рущуком, эта позиция «не совсем выгодная, но единственная». Он смело шел на риск, зная, что решающее значение в бою имеет не только позиция, но прежде всего войска, защищающие ее.

В сражении под Рущуком 60-тысячная турецкая армия великого визиря была разгромлена и бежала на юг. Казалось бы, по правилам тактики было необходимо неотвязно преследовать противника. Вместо этого Кутузов, простояв на месте три дня. взорвал крепость Рущук и перешел с южного берега Дуная на северный. Это было искусное применение военной хитрости. Кутузов понимал, что если он будет преследовать турок, то они, убегая, снова укроются в Шумле, штурм которой он считал ненужным, ибо «важно было не крепость взять, а войну выиграть», как говорил он.

В своем донесении 2 (14) июля об оставлении Рушука Кутузов написал:

«...Я по совершенному убеждению принял мысль, тотчас после одержанной над визирем победы, оставить Рущук; сие только и можно было произвесть после выигранной баталии, в противном же случае казалось бы то действием принужденным и ежели бы вместо выигранного сражения была хотя малая неудача, тогда бы должно было переносить все неудобства и для чести оружия не оставлять Рущук... Итак, несмотря «а частный вред, который оставление Рущука сделать может только лично мне, а предпочитая всегда малому сему уважению пользу государя моего... выведя жителей, артиллерию, снаряды, — словом, все я подорвав некоторые места цитадели, 27-го числа перешел я на левый берег Дуная».

А рвавшимся в бой офицерам Кутузов объяснил:

«Если пойдем за турками, то, вероятно, достигнем Шумлы. но потом что станем делать? Надобно будет возвратиться, как в прошлом году, и визирь объявил бы себя победителем. Гораздо лучше ободрить моего друга Ахмет-бея, и он опять придет к нам».

Великий визирь вначале не поверил донесениям о том, что Кутузов ушел за Дунай и опасается наступления турецкой армии. Ободренный кажущимся бездействием русских войск, подталкиваемый Наполеоном и султаном, верховный визирь усилил свою армию до 70 тыс. человек и двинулся через Дунай на позиции русской армии. Около 50 тысяч солдат он переправил «а северный берег, а на южном оставил свой лагерь — 20 тыс. солдат, знамена, продовольствие, вооружение. Кутузов внимательно следил за каждым движением турецкой армии. Военная хитрость удалась. Главные силы турок вышли на северный берег Дуная. Теперь обстановка резко изменилась, дорог каждый час, и Кутузов решительно переходит от обороны к наступлению. Семитысячный отряд генерала Маркова совершает широкий маневр вдалеке от района действий и переправляется на южный берег Дуная. Он выходит в тыл турецкому лагерю и стремительной атакой захватывает лагерь, знамена, пушки, боеприпасы. Мало того: по приказу Кутузова Марков ставит турецкие пушки на южном берегу Дуная и открывает огонь в тыл войскам визиря, находящимся на северном берегу. Кутузов атакует турок, прижимает войска великого визиря к Дунаю. Завершается полное окружение турецкой армии. В этой операции проявилась еще одна черта полководческого искусства Кутузова — решительный переход от обороны к наступлению, с использованием маневра вне поля сражения и улара по коммуникации врага.

Далее, используя свой опыт дипломата, Кутузов умело довел дело до подписания турками выгодного для России Бухарестского мира, которым Турция была снята со счетов как противник России в критический момент начала войны с Наполеоном.

По Бухарестскому миру Бессарабия была освобождена от турецкого ига и присоединена к России, а в Сербии и Болгарии турецкому игу был нанесен серьезный удар. Это была крупная военная и дипломатическая победа, значительно улучшавшая политическую и стратегическую обстановку к началу Отечественной воины 1812 г. Несмотря на это, царь Александр отстранил Кутузова от руководства армией, и русская армия была лишена своего прославленного полководца в грозный час, когда на берегах Немана сосредоточивалась огромная французская армия.

IV

Накануне 1812 г. Наполеон уже был властителем Европы. Раздавленная Пруссия лежала у его ног. Австрия была с ним в союзе. Наполеон строил планы завоевания мирового господства. «Через пять лет я буду господином мира; остается одна Россия, но я раздавлю ее», — говорил Наполеон в 1811 году. Россия наряду с Англией явилась главным препятствием на пути к созданию мировой империи Наполеона. Навязанная Наполеоном по Тильзитскому миру в 1807 году континентальная система, противоречившая самостоятельному развитию русского народного хозяйства, гибельно отражалась на его состоянии.

С 1810 года Наполеон начал в обширных масштабах подготовку к войне с Россией, создав огромную, так называемую великую армию, насчитывавшую 600 тыс. человек.

В ночь на 12 (24) июня 1812 года без объявления войны Наполеон вторгся в пределы России. Две русские армии под командованием Барклая-де-Толли и Багратиона отступали в глубь страны, соединившись 22 июля (3 августа) в Смоленске. Отступление продолжалось, что вызывало недовольство в армии и в стране. Со всех сторон требовали назначения единого и полномочного главнокомандующего, и все взоры обращались к увенчанному славой, известному всему народу полководцу — Кутузову. Царь вынужден был уступить общественному мнению и 8 (20) августа назначил Кутузова главнокомандующим. Страна с восторгом приняла это известие. 17 (29) августа он прибыл в Царево-Займище и, обходя войска, сказал: «Ну как можно отступать с такими молодцами». Эти слова облетели всю армию. Всюду говорили: «Приехал Кутузов бить французов». Первой своей задачей Кутузов поставил поднять дух отступавшей армии и успешно достиг этого.

Прославленный русский полководец стоял перед исключительно трудными задачами. Он принимал армию в состоянии отступления. Близился кризис войны, решавший судьбу русского государства. Дело шло о жизни и смерти России, о ее самостоятельном существовании. Перед Кутузовым была огромная армия Наполеона. Французский император шел к Москве. В те дни Наполеон понимал, что решается судьба всех его планов, что ему для их успеха нужно выиграть генеральное сражение, необходим полный разгром русской армии. Кутузов видел, что соотношение сил далеко еще не в пользу русской армии, что главная задача его заключается в дальнейшем усилении войск. И пока у французов больше шансов выиграть генеральное сражение, надо от него уклоняться. Но он понимал также, что в определенный момент потребуется вступить в генеральное сражение. Этот момент наступил у Бородино.

Русская армия насчитывала 120 тыс. солдат, в том числе 10 тыс. ополченцев, 7 тыс. казаков. Русская артиллерия насчитывала 640 орудий. У французов было 135 тыс. человек при 587 орудиях. Кутузов доносил 21 августа (2 сентября) Александру I:

«Позиция, в которой я остановился, при село Бородине, в 12-ти верстах впереди Можайска, одна из наилучших, какую только на плоских местах найти можно. Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь я исправить посредством искусства. Желательно, чтобы неприятель атаковал нас в сей позиции; в таком случае имею я большую надежду к победе; но ежели он, найдя мою позицию крепкою, маневрировать будет по дорогам, ведущим к Москве, тогда должен буду идти и стать позади Можайска, где все сии дороги сходятся».

Кутузов видел, что из двух дорог, проходящих через Бородинское поле, Новая Смоленская у правого фланга позиции шире и лучше Старой Смоленской, прорезавшей левый фланг. Новая Смоленская дорога была основным стратегическим направлением на Москву, и это направление прикрывал Кутузов, в то время как все остальные пункты позиции имели только тактического значение.

Кутузов, понимая стратегию и тактику Наполеона, предвидел его возможные маневры. Располагая свои главные силы у широкой Новой Смоленской дороги и за центром, Кутузов сохранял за собой возможность перехода в контратаки крупными силами. В то же время при попытке Наполеона к обходу или при неудачном исходе сражения русская армия могла ответить контрманевром, стать позади Можайска и опять закрыть путь к Москве. О том, насколько прав был Кутузов, видно из того, что Наполеон не рискнул обходить левый фланг русской армии.

Так в решающем Бородинском сражении, которое было для русской армии оборонительным, в котором инициатива должна была принадлежать наступавшему Наполеону, Кутузов искусно лишил его этого преимущества и вынудил к кровопролитному фронтальному наступлению.

В распоряжениях войскам Кутузов особо подчеркнул значение резервов, указав, что «резервы должны быть сберегаемы сколь можно долее, ибо тот генерал, который сохранит еще резерв, не побежден...».

Свои резервы Кутузов умело расположил, обеспечив полную свободу их использования в бою.

Таким образом, Кутузов правильным замыслом сражения, искусным построением боевого порядка, наличием резервов обеспечил себе максимальную свободу действий и возможность управлять ходом сражения. Кутузов шел на это оборонительное сражение, уверенный в своих силах, уверенный в непоколебимой стойкости русских войск.

После боя у Шевардина 24 августа (5 сентября) две армии стояли друг против друга. Кутузов объезжал войска и говорил с солдатами. Присутствие любимого вождя вдохновляло армию. С 6 часов утра 26 августа (7 сентября) французы, как и предполагал Кутузов, повели атаки на Багратионовы флеши и на батарею Раевского. Семь раз бросались французский корпуса в атаку и откатывались под контрударами Багратиона. Во время восьмой атаки смертельно раненный Багратион пал. Его дивизии стали отходить. Наступил кризис сражения. Наполеон уловил тот решающий момент, когда вводом в бон резервов можно решить успех. Он отдал приказ: «Гвардию в огонь!», и главный резерв французской армии — императорская гвардия тронулась в наступление. Это грозило русским войскам поражением. Кутузов, узнав об этой опасности, грозившей его левому флангу, предпринимает искусный маневр, бросив 8 тыл левого фланга Наполеона казачий корпус Платова и кавалерийский корпус Уварова. Они посеяли панику среди французов. В тревоге за свой левый фланг Наполеон остановил гвардию и потерял время, а Кутузов перевел свой резерв к левому флангу и упрочил его положение. Через несколько часов Наполеону удалось ценой новых огромных жертв захватить центральную батарею Раевского, которую обороняли войска генерала Барклая-де-Толли. Но русская армия осталась непоколебимой до последнего часа Бородинского сражения. Французские маршалы настаивали на необходимости бросить в бон последний резерв — старую гвардию. Но Наполеон понял, что русских не сломить, что, вводя в бой свой последний резерв, он может потерять свою гвардию и не добиться победы в войне.

Воля и искусство Кутузова победили волю Наполеона. К ночи Наполеон отвел свои войска с Бородинского поля, на котором он оставил более 58 тыс. убитых и раненых солдат и 47 генералов, не добившись победы в генеральном сражении, в котором он стремился решить судьбу войны. Кутузов одержал крупнейшую победу. Великая заслуга Кутузова заключается в том, что, опираясь на стойкость русских солдат и искусство подчиненных командиров, он так организовал и руководил сражением, что не позволил Наполеону не только осуществить какой-либо маневр, но и прямым массированным ударом пехоты и конницы с мощной артиллерией одержать хотя бы частный успех.

Наполеон впервые проиграл генеральное сражение и сам должен был признать это: «Из пятидесяти сражений, мною данных, в битве под Москвой выказано наиболее доблести и одержан наименьший успех. «Русские стяжали право быть непобедимыми». Русская армия готовилась продолжать сражение у Бородино, но, когда Кутузов узнал, что его армия потеряла 44 тыс. убитых и раненых солдат и 23 генерала, он приказал отходить к Москве. Это было наиболее целесообразное решение, так как оно давало Кутузову возможность восполнить потери и продолжать воину в более выгодных условиях, чем это было для Наполеона. «Когда дело идет не о славе выигранных только баталий, но вся цель, будучи устремлена на истребление французской армии, я взял намерение отступить», — доносил Кутузов Александру I.

На военном совете в Филях 1 (13) сентября Кутузов поставил вопрос — сразиться ли с Наполеоном под стенами Москвы или оставить се неприятелю? Мнения разделились. Кутузов приказал отступать, обратившись к присутствующим со словами: «Доколе будет существовать армия и находиться в состоянии противиться неприятелю, до тех пор сохраним надежду благополучно довершить войну, но когда уничтожится армия, погибнут Москва и Россия. Приказываю отступать».

Кутузов отчетливо понимал, что Наполеон стремится разгромить русскую армию и добиться скорой победы. В Бородинском сражении Кутузов не дал ему этой возможности, сорвал его план. И под Москвой он решил этой возможности Наполеону не давать.

Понимая глубоко противника, Кутузов был убежден, что Наполеон, войдя в Москву, задержится в ней, будет ждать мира. В течение этого времени Кутузов рассчитывал лишить его подвоза продовольствия и подхода резервов. «Самой сдачей Москвы приготовлю я гибель неприятелю, — писал Кутузов. «Я баталию выиграл прежде Москвы, но надобно оберегать армию, а скоро все наши армии, то есть Тормасов, Витгенштейн и еще другие станут действовать к одной цели, и Наполеон долго в Москве не пробудет», — писал в этот период Кутузов своей дочери.

Оставляя Москву, Кутузов замышлял действия, которые решится иным образом меняли обстановку в пользу русской армии. Сначала о повел свои войска по Рязанской дороге, а затем неожиданно свернул с Рязанской дороги на Красную Пахру и Тарутино, где и остановился.

Тарутинский маневр Кутузова по праву считается таким достижением военного искусства, которое одно могло бы дать ему славу гениального полководца. Этим маневром он резко изменил всю стратегическую обстановку в свою пользу: во-первых, он вывел армию из-под ударов врага и обеспечил ей спокойные условия для отдыха и подготовки к новым боям; во-вторых, Кутузов прикрыл не только Калугу, где были сосредоточены огромные, необходимые для армии запасы, но и Тулу с ее оружейным заводом; в-третьих, он сохранил в своих руках сообщения с южными областями России, которые питали армию людским пополнением, конским составом и всеми видами снабжения. Кроме многих выгод оборонительного характера, Кутузов приобрел возможность активно действовать на сообщения врага между Москвой и Смоленском и этим самым лишил противника свободы маневра. В конечном счете он подготовил выгодные условия для блокады наполеоновской армии в Москве.

Кутузов занял столь выгодное положение, что все возможные варианты дальнейших действий Наполеона встречали противодействие русских войск в условиях, более благоприятных для них, чем для французов. Насколько фланговый маневр Кутузова оказался неожиданным и губительным для врага, можно заключить из слов Наполеона, которые впоследствии им были сказаны одному русскому генералу: «Ваша хитрая лиса — Кутузов меня сильно подвел своим фланговым маршем».

Маленькая деревушка Леташевка, близ Тарутина, где располагался штаб Кутузова, стала тогда военным центром России. Туда стекались пополнения, туда приезжали со всех концов России люди, чтобы убедиться, что цела русская армия, что она готовится к новой борьбе. Эти вести укрепляли в народе веру в победу. Из Петербурга потребовали наступления, указывали, что бездействие Кутузова беспокоит Россию, но Кутузов, потеряв терпение, ответил: «Дело надо вести к тому, чтоб Россию спасти, а не успокоить». Кутузов не бездействовал. Укрепляя свою армию, воздерживаясь до поры до времени от крупных наступательных операций, Кутузов широко развернул боевые действия на коммуникациях противника.

«Поелику ныне осеннее время наступает, чрез то движения большою армиею делаются совершенно затруднительными, наиболее с многочисленною артиллерию, при ней находящеюся, то и решился я, — писал в те дни Кутузов, — избегая генерального боя, вести малую войну; ибо раздельные силы неприятеля и оплошность его подают мне более способов истреблять его, и для того, находясь ныне в 50-ти верстах от Москвы с главными силами, отделяю от себя немаловажные част в направлении к Можайску, Вязьме и Смоленску. Кроме сего вооружены ополчения Калужское, Рязанское, Владимирское и Ярославское, имеющие все свои направления к поражению неприятеля».

Кутузов энергично развивает партизанские действия и всячески помогает развертыванию народной войны против иноземных захватчиков.

Вся дорога от Москвы до Смоленска была под ударами партизанских отрядов. По приказу Кутузова от Смоленска до Гжатска действовал партизан подполковник Давыдов, от Гжатска до Можайска — генерал-майор Дорохов, от Можайска до Москвы — капитан Фигнер. «Я принимаю, — писал Кутузов, — теперь в операцию со всеми силами линию, посредством которой, начиная с дорог Тульской и Калужской, партиями моими буду пересекать всю линию неприятельскую, растянутую от Смоленска до Москвы, и тем самым, отвращая всякое пособие, которое бы неприятельская армия с тыла своего иметь могла, и обратив на себя внимание неприятеля, надеюсь принудить его оставить Москву и переменить всю свою операционную линию. Генералу Виниенгероде предписано от меня держаться на Тверской дороге». Кутузов — первый полководец, который так широко организовал взаимодействие армейских партизанских отрядов с отрядами крестьян, что их удары приобрели стратегическое значение. После Бородинского сражения партизаны истребили и взяли в плен свыше 30 тыс. французов.

Кутузов готовил главные силы к новым решающим боям, а в районе Арзамаса и Мурома создавал резервную армию.

Положение блокированной в Москве наполеоновской армии стало невыносимым. В этих условиях Наполеон окончательно понял, что война проиграна и надо заключать мир. Но мира он не получил.

6 (18) октября у Тарутина был разбит авангард французской армии под командованием Мюрата. На следующий день Наполеон принял решение покинуть Москву и пробиваться на Калугу, в губернии, не разоренные войной.

На этом этапе снова проявляется способность Кутузова решительно переходить от обороны к наступлению, совершать искусный маневр, требуя от своих подчиненных генералов и войск предельной быстроты действий. Узнав о движении Наполеона на Калугу, Кутузов двинул свою армию к Малоярославцу. Туда же раньше был двинут корпус генерала Дохтурова. Атаману Платову Кутузов приказывает: «Немедля нимало, имеет ваше высокопревосходительство выступить со всеми казачьими полками и ротой конной артиллерии... и следовать на Боровскую дорогу к городу Малоярославцу».

У Малоярославца Дохтуров и Платов преградили путь французам. 12 (24) октября закипел бой, восемь раз город переходил из рук в руки. К вечеру подошел к городу Кутузов со своей армией, и Наполеон был вынужден отступить на Смоленскую дорогу к Можайску. Таким образом Кутузов заградил Наполеону дорогу в южные, богатые продовольствием области, не затронутые войной.

Вынудив Наполеона к отступлению по разоренному пути, которым он шел к Москве, Кутузов этим уже обрек французскую армию на уничтожение. Воина была выиграна. Все решения Кутузова в этот период его деятельности являются строго последовательными, направленными к одной цели, весьма смелыми и ответственными и в то же время осмотрительными и тщательно взвешенными. Инициатива была теперь прочно в руках русского полководца. С величайшим напряжением он повел преследование. Кутузов 29 октября (10 ноября) обратился к войскам с приказом: «После таковых чрезвычайных успехов, одерживаемых нами ежедневно и повсюду над неприятелем, остается только быстро его преследовать и тогда может быть земля русская, которую мечтал он поработить, усеется костьми его.

Итак, мы будем преследовать неутомимо. Настает зима, вьюги я морозы; вам ли бояться их — дети Севера? Железная грудь ваша не страшится ни суровости погод, ни злости врагов. Она есть надежная стена отечества, о которую все сокрушается. Вы будете уметь переносить и кратковременные недостатки, если они случатся. Добрые солдаты отличаются твердостью и терпением, старые служивые дадут пример молодым. Пусть всякий помнит Суворова: он научал сносить и голод, и холод, когда дело шло о победе и о славе русского народа. Идем вперед, с нами бог, перед нами разбитый неприятель; да будет за нами тишина и спокойствие».

Кутузов так организует преследование, что французская армия непрерывно находятся и днем и ночью под ударами с тыла и фланга. Направляя Платова преследовать неприятеля, Кутузов пишет:

«Генералу Милорадовичу приказано от меня следовать по большой дороге за неприятелем и теснить его сколько можно более. Вследствие чего старайтесь выиграть марш над неприятелем так, чтобы главными силами вашими поудобности делать на отступающие головы его колонн, нападая во время марша, и беспрестанные ночные тревоги. Сие самое предписано гр. Орлову-Денисову делать слева по большой дороге». Он указывает в письмо Витгенштейну 15 (27) ноября, «что одна и главнейшая цель всех наших действий есть истребление врага до последней черты возможности... решительные удары неприятелю нанесены быть должны и от коих зависит, может быть, благоденствие не одного народа русского, но и всех народов Европы».

Замечательная организация параллельного преследования в небывалых дотоле масштабах дала богатые плоды. В результате преследования, в крупном сражении под Красным, на Березине, между Березиной и Неманом завершил Кутузов полное уничтожение французской «великой армии». Кутузов привел победоносную русскую армию в город Вильно, откуда и написал: «Война окончилась за полным истреблением неприятеля».

Русский народ и русская армия торжествовали победу. Великий полководец, после победы под Бородино получивший звание генерал-фельдмаршала, был награжден орденом Георгия 1-го класса.

В стратегии Кутузова проявился его выдающийся государственный ум. Его решения вытекают из тщательного и всестороннего учета обстановки. Кутузов ясно видит главное, решающее в обстановке, но он не упускает из виду также частности, детали. Ему присущи осмотрительность и стремление собрать наиболее полные сведения об обстановке и действовать сообразно с ее условиями. Эти неоценимые качества Кутузова были совершенно необходимы в тех войнах, которые тогда вела Россия, войнах, протекавших на огромных пространствах, при участии многих государств. Кутузову приходилось руководить гораздо более крупными армиями, чем в прежних войнах, имея перед собой превосходящего в силах противника. В этих сложных обстоятельствах Кутузов показал себя как первоклассный полководец мирового значения, как умудренный опытом государственный деятель.

С этим сочетается и одна весьма своеобразная черта Кутузова. В его умной, всесторонне обдуманной стратегии всегда бывали элементы военной хитрости. Планы Кутузова всегда были рассчитаны и на то, чтобы использовать слабости врага и ввести его в заблуждение. Тактическую внезапность Суворова Кутузов применял в стратегических масштабах. Кутузов отлично понимал Наполеона и умел создавать более выгодные положения для себя. Полководческое мастерство Кутузова — его стратегия и тактика — превзошло полководческое искусство Наполеона.

Кутузов преследовал в своей стратегии решительные цели, стремясь к полному поражению врага. Он ясно видел конечные цели войны пли кампании и последовательно подчинял все свои действия этим целям. Для достижения поставленных целен он применял весь богатейший арсенал тактических приемов, накопленный им за годы боевой службы. Мы видим его одинаково сильным и в наступлении, и в обороне. Он применял маневр в самых разнообразных его формах. Кутузов превосходно понимал, что победа выигрывается боем, сражением. Но он стремился принять его в наиболее выгодных для себя условиях. Маневр Кутузова проникнут глубокой стратегической мыслью. Имея перед собой превосходящие силы противника, Кутузов в необходимых случаях отступал, но лишь для того, чтобы поставить врага в невыгодное положение и, перейдя в наступление, разбить его. Кутузов и в стратегии смел и осмотрителен, дерзок и умен, решителен и хитер, настойчив и гибок. Он являет собой черты стратега высшего класса, великого полководца мировой истории.

1 (13) января 1813 года русская армия перешагнула границу и двинулась в Западную Европу. Войскам было прочитано обращение фельдмаршала Кутузова, который назвал русского солдата спасителем отечества и призвал «довершить поражение неприятеля на собственных полях его».

Действия русской армии Кутузова в 1813 году развивались, как цепь непрерывных побед. Штурмом был взят Кенигсберг, капитулировала Варшава. Пал под ударами русских казаков Данциг. Были заняты Познань, Калиш, Торн. Русские войска вступили в Силезию, овладели Берлином и Лейпцигом.

Кутузовская армия несла освобождение народам Европы. Но великий полководец доживал последние дни своего жизненного пути. 16 (28) апреля 1813 года в Бунцлау он скончался.

Советская страна отмечает 200-летнюю годовщину со дня рождения одного из величайших и талантливейших сынов русского народа, Михаила Илларионовича Кутузова, в дни, когда победоносно завершена Великая Отечественная война против гитлеровской Германии на Западе и война против японских империалистов на Востоке.

Наш народ свято чтит память великого русского полководца М. П. Кутузова.

В тяжелые дни 1941 года товарищ Сталин сказал:

«Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова».

29 июля 1942 года Президиумом Верховного Совета СССР учрежден орден Кутузова, которым награждаются командиры Красной Армии за хорошо разработанный и проведенный план операций, в результате чего противнику нанесено тяжелое поражение, а наши войска сохранили свою боеспособность. Орденом Кутузова награждены многие прославленные военачальники Красной Армии.

Красная Армия унаследовала лучшие традиции русского военного искусства, одним из основоположников которого был Кутузов.

В Великой Отечественной войне Красная Армия проявила наивысший героизм и непревзойденное воинское мастерство.

Советское военное искусство, основанное на глубоком знании законов войны, обеспечило достижение невиданных в истории побед.

Никогда в истории нашей Родины перед армией и полководцами не стояли столь сложные и трудные задачи, как в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Красная Армия под руководством гениального полководца Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина успешно разрешила эти задачи, преодолела величайшие трудности, разгромила сильнейшего врага — фашистскую Германию и ее союзников. В гигантских сражениях и беспримерных походах Красная Армия отстояла честь, свободу и независимость нашей Родины и подняла на небывалую высоту славу русского оружия.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны