Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
12.11.2019 — Россия
На берегу Дона
С высокого берега Дона глядит город поверх займища в хлебоурожайные степи Сала и Егорлыка. Кварталы приземистых зданий просторно разлеглись на берегу Дона. От вокзала к Театральной площади идет асфальтированная широкая магистраль – улица Энгельса. Тротуары окаймлены рядами акаций, клена, лип. По улицам непрерывен поток людей, машин... Над городом, на крутом холме раскинут рабочий поселок Темерник, овеянный славой баррикадных сражений. Карнизы зданий высокой водокачки, стены домов еще хранят следы пуль, косые вмятины осколочных снарядов. Здесь было место подпольных сходок во время немецкой оккупации 1918 года.

Недолго пробыли тогда непрошенные гости, а напакостили много: разрушали улицы, жгли станицы и хутора, вырезали на живых людях лампасы. Память об издевательствах и мучениях не выветрилась и с годами. Могилы оккупантов, опоясавшие город, давно сравнялись с землей, заросли бурьяном. Лишь изредка найдет полуистлевшую порубленную, каску рабочий Сельмаша или старый казак, повертит ее к руках и скажет:

– Тяжело, сукин сын, нес, а домой и ног не донес. Рубано добре, с потягом.

В эти дни великой отечественной войны город окружен патрулями и дозорами. Они придирчиво проверяют документы.

Петро Сидорович Глущак нетерпеливо переспросил часовых:

– Можно трогать?

– Езжай, отец, – ответил патрульный, возвращая документы и с любопытством оглядывая повозку, груженную доверху. Мешки с мукой притиснули боченок с маслом, между ящиками с виноградом, помидорами, огурцами – крупные полосатые арбузы. На задке привязан ящик с хрюкающим на ухабах кабанчиком.

Машины, подводы, пароходы на Дону идут с продуктами сельского хозяйства в город со всех концов.

На заводах и фабриках Ростова напряженно работают. Здесь куется победа над врагом. Будни города богаты трудовой отвагой. Ростовчане изготовляют многое, в чем нуждается Красная Армия.

Норма военного времени – это несколько старых норм. Стахановец завода имени Сталина тов. Шашкин на своем станке изготовляет столько продукции, сколько по технологическому процессу должно делаться на двух станках. Стахановец тов. Рогожкин дает 300 проц. нормы. Машинист Андрей Никитченко, чтобы избежать непредвиденной остановки, на ходу тщательно проверил инжектор паровоза, отыскал неисправность и быстро ее исправил.

Под лозунгом: «Используем все внутренние резервы» речники Дона готовятся к ремонту судов своими силами. Каждый из них овладевает несколькими профессиями. Иван Стунников может быть матросом, рулевым и шофером. Специальностями матроса, боцмана и рулевого владеет Захар Инютин и другие.

Большие группы людей на улицах слушают у микрофонов сообщения с фронта. В кинотеатрах идет по пяти сеансов. В театре имени Максима Горького ростовчане смотрят премьеру «Доблесть». Вышла новая пьеса местного автора А. Донецкого «Мы не забыли». Она рассказывает о немецкой оккупации на Дону. Поэты и писатели работают политруками в госпиталях. Они пишут стихи, рассказы, собирают материал о героических буднях отечественной войны.

На реке Дон мастера парусного спорта оспаривают первенство. Звание лучшего рулевого присуждено тт. Попову и Мокину. На третье место по парусным гонкам вышел студент морского техникума тов. Федоров.

Город готовится к зиме. Много неприятных слов пришлось недавно на пленуме городского Совета выслушать тем, кто пытался трудностями военного времени прикрыть свою неповоротливость, неумение работать в условиях войны. Заканчивается зимний ремонт квартир, завозится топливо, вставляются двойные рамы. Передовые управляющие домами уже проверили готовность каждого дома и квартиры к зиме.

Размеренна и напряженна трудовая жизнь ростовчан. Печать настороженности, строгости, требовательности лежит на всем. На площадях маршируют отряды всевобуча. За городскими балками слышится учебная пулеметная дробь. Откуда-то сбоку ветер доносит обрывки команды:

– Делай раз! Длинный укол!

– Делай два! Короткий укол!

Город учится воевать.

...Ростов хлебосолен и ласков для друзей. Он суров и жесток с врагами. Казачьи хутора и станицы охраняют дорогу к углю, нефти, хлебу. И горе тому, кто попытается сунуться к Ростову. В казачьей станице свежа еще память о немецкой нагайке оккупанта. Живы еще казаки, вчера бившие германца. Есть и такие, что не расквитались с врагом в 1918 году, а казак должать не любит, он готов «свести счета вчистую». И тогда от непрошенных гостей останутся лишь новые холмы свежих могил.

Ростов-на-Дону
// Известия № 236 (7612) от 5 октября 1941 г.
^