ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
15.2.2022
Москва
Летчики Заполярья
Вспыхивает красная лампочка. Дежурный телефонист принимает сообщение с наблюдательного поста: в воздухе самолеты противника. Дежурный, стоящий у второго аппарата, передает лаконичный приказ командира. С заснеженного поля взмывают советские ястребки. Они идут на перехват вражеских машин.

На телефонной станции командного пункта сотни проводов. Днем и ночью в горах, занесенных снегом, вблизи землянок, у блиндажей стоят люди в белых халатах и ловят шум приближающихся самолетов, разыскивают их в бинокль, определяют типы машин и курс, по которому они идут. Через несколько секунд наше командование знает о приближении врага. Иногда глухо гудит зуммер полевого телефона. Это звонят из частей, просят помочь. В любое время дня и ночи, в любую погоду поднимаются в воздух советские самолеты. Они смело врезаются в строй вражеских эскадрилий, бомбят аэродромы противника, штурмуют его колонны, на бреющем полете обстреливают дороги.

С наступлением зимы и полярной ночи германская авиация снизила свою активность. Тем не менее, немцы почти ежедневно пытаются прорываться к важным об'ектам. Особенно их привлекают наши коммуникации. Но за последние три месяца не зарегистрировано ни одного серьезного повреждения, нанесенного вражеской авиацией. От былого нахальства германских летчиков не осталось и следа. Они сейчас крайне осторожны в воздухе. Нередко пять германских бомбардировщиков вылетают под охраной 15 истребителей. Наши соколы наносят немцам серьезные удары. За последние дни в воздушных боях сбито 13 самолетов противника, на аэродромах уничтожено 4 самолета. Наши потери – два самолета.

Не так давно истребители старшие лейтенанты Крупский, Жгун и сержант Вавилов встретились в воздухе с девятью немецкими самолетами. Первым ринулся в бой Крупский и сбил бомбардировщик «Ю-87». Пока он возился с «Юнкерсом», ему в хвост зашел «Мессершмитт». Немцу удалось подбить мотор, и Крупский начал стремительно снижаться. Через несколько минут его самолет плюхнулся брюхом на тонкий ледок горной речки. Лед проломился, и машина пошла на дно. Только необычайное хладнокровие спасло летчика от гибели. Он выбрался на лед живым и здоровым. В это время в воздухе события развивались с молниеносной быстротой. Жгун, увидев падающую машину Крупского, бросился на выручку товарищу и отогнал двух «Мессершмиттов», пытавшихся расстрелять Крупского. Меж тем Вавилов увязался за бомбардировщиком «Ю-87». Увлекшись преследованием противника, он не заметил, как ему в хвост начал бить «Мессерщмитт». Еще мгновенье, и дело кончилось бы скверно. Но Жгун и здесь оказался вездесущим. Он бросился на помощь Вавилову, зашел в хвост преследовавшего «Мессершмитта» и сбил его.

Совершая разведывательный полет, летчик Сукманов заметил на пустынном озере снежную пыль. Ночью он вместе с летчиком Бороненко и другими совершил налет на это «озеро». Вниз полетели бомбы. Как и следовало ожидать, «лед» загорелся. На тщательно замаскированном вражеском аэродроме было разбито четыре самолета.

Советские полярные летчики доставили немало горьких минут командующему германскими военно-воздушными силами на севере генералу Штумпфу. За время воины немцы потеряли на Северном фронте несколько сот самолетов. Выбиты кадры опытных германских летчиков. Теперь не редкость услышать в эфире сигналы «SOS». Это молодые немецкие летчики, заблудившись, взывают о помощи. Летчики, попавшие к нам в плен, жалуются на свинцовый бензин, которым сплошь и рядом заправляются немецкие самолеты. От него болит голова и раз'едает десны.

Беседуем с командором одной из наших авиачастей. Он скупо делится своими мыслями. – Мы получили новую отличную материальную часть и хорошо осваиваем ее. Советская авиация накопила богатый опыт борьбы на севере, и мы научились преодолевать те трудности, что хватают за горло генерала Штумпфа. Самое главное: у наших летчиков с каждым днем возрастает наступательный дух, чего никак нельзя сказать о противнике.

Северный фронт, 14 февраля