Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
26.6.2019 — Россия
Беспомощный политотдел тыла
Сегодня начальник политотдела тыла фронта подполковник Корнеев прочитал свыше 40 бумажек. На большинстве из них появилась лаконичная надпись: «т. Горенкову подготовить донесение. Корнеев. 12 мая». Инструктору Горенкову предстоит свести все бумажки в единое политдонесение, которое будет отослано в вышестоящую инстанцию. На этом дело и закончится.

Что же, однако, скрывается за многочисленными бумажками со столь одинаковой судьбой?

...В апреле в мостостроительный батальон приехал инструктор политотдела майор Кашников. Побывав в подразделениях, он обнаружил массу недостатков в партийно-политической работе. Как правило, красноармейцам не объясняется боевая задача, они редко информируются о положении на фронтах и за границей. Книг, газет, журналов не видят и, естественно, ничего не читают. Парторганизация работает плохо. В роте, где заместителем командира по политчасти тов. Бураков, свыше трёх месяцев не проводилось партийное собрание. В целом по батальону за последнее время резко снизился рост партийных рядов.

«Всё это — результат безделья зам. командира батальона тов. Кочергина», — заключил инструктор Кашников. Кочергин потерял вкус к политической работе: за четыре месяца 1943 года он не прочитал бойцам ни одного доклада. За длительный срок только два раза выезжал в подразделения.

Докладная записка поступила в политотдел 24 апреля. Прочитать её удосужился начальник только 12 мая. А к этому сроку пришло второе, донесение инструктора политотдела тов. Веремьюк. Вслед за тов. Кашниковым он тоже обследовал политработу мостостроительного батальона, тоже констатировал недостатки и тоже письменно доложил об этом начальнику.

Решение по материалам обследователей уже приведено выше: «Тов. Горенкову приготовить донесение». Инструктора зарегистрировали факты, начальник доложил о них выше — на этом вмешательство в дела батальона и закончилось. Бездельник Кочергин остался на своём посту, а бойцы по-прежнему предоставлены самим себе...

И так — почти во всём. Такой уж здесь стиль, такова система. Ни в одном документе политотдел не дал политической оценки фактам недисциплинированности военнослужащих, не наказал бездельников, не поднял свой голос против плохой работы некоторых частей и учреждений. Больше того: многие факты непозволительных безобразий в тылах становятся известными политотделу в последнюю очередь...

Во время зимнего наступления частей Брянского фронта нередко были перебои в работе тылов. В этой обстановке большую роль должен был сыграть политотдел. Но руководители и работники его не оказались на высоте. Трудно найти факты, которые хотя бы отчасти характеризовали их организаторскую роль. Аппарат по-прежнему работал старыми темпами и методами. Даже план, рассчитанный на период обороны, так и остался без изменения.

Как показывают факты, зима и зимние действия не послужили уроком для политотдела и его начальника. И теперь он снова преклоняется перед бумагой и ничего, кроме бумаги, не знает. По-прежнему инструкторы ведут обследования, выискивают факты для докладных, потом эти докладные сводятся в политдонесения и высылаются по инстанции. Этим, пожалуй, и ограничивается вся деятельность. Внимание политотдела отнюдь не концентрируется на основных вопросах политической работы в тыловых частях и учреждениях.

Самым слабым местом в работе было и остается руководство политической агитацией. Агитации страдает здесь отвлечённостью, не увязывается с конкретными задачами боевой службы тыла, с повышением военной грамотности личного состава. И это явление далеко не случайное. Дело в том, что политические работники тыловых частей и учреждений сами сильно отстают в военной подготовке. В ряде подразделений открыто говорят, что «к нам военная учёба не относится». Так, например, заявил начальник склада майор Матвеев.

О низком уровне политработы в тылах достаточно говорят также многочисленные случаи нарушения дисциплины работниками войскового тыла.

3а политотделом тыла Брянского фронта укоренилась плохая репутация.

— Мы не авторитетны. Нас плохо слушают, с нами мало считаются, — с горечью признается инструктор политотдела майор Кашников. — Ездишь, ездишь, следуешь, обследуешь, и всё без толку.

Истинная правда! Но кто в этом виноват, как не сам политотдел?

Войсковой тыл в современной войне играет исключительную роль. Это подчеркнуто и в первомайском приказе товарища Сталина. От полного и своевременного снабжения войск боеприпасами, снаряжением, продовольствием в значительной мере зависит исход боевых операций. Но политотдел тыла и его начальник тов. Корнеев, как видно, не понимают этого.

// Красная звезда № 116 (5487) от 19 мая 1943 г.
Подготовка текста: Анатолий Никифоров. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны
^