ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
23.5.2020
Москва
В Курляндии
Жарко печет солнце. С моря дует свежий ветер, поднимая на бывших фронтовых дорогах столбы пыли. Мы едем по местам, где еще недавно гремело сражение. Сейчас здесь тишина. Пустынны доты, блиндажи и траншеи поверженного врага. Несколько дней шли по дорогам Курляндии бесконечные колонны немцев, дребезжали походные кухни, санитарные повозки, штабные машины. Километров двадцать мы ехали по дороге, сплошь уставленной немецкими машинами, пушками, транспортерами. В объемистых кузовах грузовиков, в лимузинах, на крышах автобусов, на — крыльях и подножках пятитонок стояли немцы. Они ждали своей очереди вступить на магистральное шоссе.

В районе маяка Митель-бака — мы встретили командира стрелкового батальона, гвардии капитана — Якова Вершинина. Вместе с ним мы осмотрели берег и прибрежный район. Вот вышка. Немцы отсюда зорко наблюдали за морем, боясь стремительного удара отрядов нашей морской пехоты. Ни днем, ни ночью они не спускали глаз с воды.

С вышки, что стоит у края косы, перед нами открылся живописный пейзаж. Слева лежало море, а справа к берегу подступала зеленая стена леса. Омрачают этот пейзаж проволочные заграждения, тянущиеся но берегу.

Идем дальше. Вот береговая батарея. Орудия установлены на бетонных площадках. Невдалеке стоят мощные прожекторы с огромными дизелями, поставленными в глубоких блиндажах. Прилегающие холмы и высотки изрыты траншеями, ходами сообщения. Немцы укрепили все побережье, даже места, куда никогда не приходили корабли. Пулеметные точки, артиллерийские капониры, блиндажи, колючая проволока тянутся здесь вдоль всего побережья непрерывной линией. Казалось, что немцы колючей проволокой пытались отгородиться от самых волн Балтики.

По расчищенной наспех тропинке идем к вражеским блиндажам. Кругом валяются гранаты, каски, мотки колючей проволоки, патронные ленты, телефонные аппараты, стоят орудия, подбитые и исправные танки, автомашины.

В местечке Сирунда произошло то, что никогда нельзя будет забыть. Десятки русских стариков, девушек, женщин и детей, загнанных немцами в лагерь каторжного труда, бежали к нам, обнимали и наперебой выкрикивали:

— Наши пришли!

Моментально все население лагеря появилось на улице, и начался митинг. Счастливые люди благодарили свою освободительницу — Красную Армию. Долго неслись возгласы:

— Спасибо отцу родному — Сталину!

— Слава нашей Родине, нашему народу!

— Даже не верится, что мы снова свободны. — говорит старик Кирилов из деревни Скворцы, Дзержинского района, Минской области.

— Как поверишь, если совсем недавно немецкий фельдфебель хлестал нас плетью, — вставила Матрена Виноградова.

Близ Виндавы мы посетили бывшую резиденцию штаба 1-го немецкого воздушного флота. Когда в этом штабе — у большого особняка с двумя просторными террасами — появились первые наши офицеры, немцы, стоившие у дома, засуетились. На террасу вышел в парадной форме немецкий подполковник — начальник штаба — и проводил наших офицеров в кабинет командира воздушных сил курляндской группы немцев генерал-лейтенанта Глюкбай. На стенах еще висели затянутые целлулоидом рабочие карты, на столах лежали оперативные документы. Советские офицеры быстро закончили прием всех документов штаба 1-го воздушного корпуса противника. Командующий корпусом и его штаб были отправлены в район их дальнейшего пребывания.

Проезжая через Либаву и Виндаву, мы видели ликующие толпы людей. В этих городах жизнь начинает постепенно входить в обычную колею. Возобновили работу промышленные предприятия. Улицы и площади приводятся в порядок. Приступили к работе советские учреждения, возрождается жизнь, почти четыре года назад прерванная гитлеровцами.

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, май. (Спецкорр. ТАСС).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны