Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
26.6.2019 — Россия
«Поединок»
Московский театр им. Ленинского комсомола поставил пьесу братьев Тур и Л. Шейнина — «Поединок». Эта пьеса снова и с большой силой напоминает зрителю о том, о чем нельзя забывать, — о бдительности.

Война многообразна и многолика. Передний край борьбы проходит не только по водным рубежам и безымянным высотам, — он и в глубоком тылу. И здесь есть траншеи, в которых окопался враг. И здесь есть свои засады, дзоты, опорные пункты.

Мы привыкли видеть врага со свастикой и автоматом. Не надо забывать и о безобидной с виду старушке со старомодным саквояжиком в руках. Матерая шпионка может скрываться и под такой личиной. Фриц-шпион опаснее фрица-солдата, — он в защитной маске. И война с этим тайным, изворотливым, замаскированным врагом — война непримиримая, полная драматизма и романтики — требует от наших контрразведчиков большого чекистского таланта, высокой, самоотверженной преданности долгу.

Давно пора с уважением и благодарностью воплотить в искусстве образы скромных героев советской контрразведки. С этой точки зрения можно приветствовать появление на сцене спектакля «Поединок». Это поединок двух разведок, двух воль, двух сил, двух миров.

Никогда не видел капитан госбезопасности Бахметьев полковника Крашке — «садовника шпионских оранжерей». Но Бахметьев знает своего врага: его стиль, его приемы, его характер, его волчью повадку. И Крашке никогда не видел Бахметьева, но и он знает его, ненавидит и уже побаивается. У Крашке (его умно и с тактом играет арт. Свобода) и Петера Фокса (арт. В. Марута) — многолетний профессиональный опыт, неразборчивость в средствах, готовая на всё и натренированная агентура. Но Бахметьев сильнее в этом поединке. Советская разведка и контрразведка обладает надежными кадрами, воспитанными в славных чекистских традициях. Капитан Бахметьев — один из рядовых представителей нашей контрразведки, и мы видим на сцене его действенную силу.

Поединок завязывается вокруг инженера Леонтьева (арт. В. Щеглов), изобретателя нового орудия. Немцы затевают похищение Леонтьева. Капитану Бахметьеву поручено «опекать» изобретателя.

Бахметьева играет артист В. Соловьев. Играет убедительно, просто и подкупающе тепло. В этом простом, обаятельном, очень свойском на вид парне, лишенном всякой «профессиональной загадочности» и совсем не похожем на классические образцы «детектива», живет обостренное чувство бдительности. Бахметьев всегда настороже. Он, казалось бы, ни на что не обращает внимания, но замечает всё. Ему не нравится, как и каким тоном спрашивает о Леонтьеве руководитель лжеделегации Петров (под этой маской скрывается Петер Фокс). Бахметьеву не нравится тон — больше ничего...Но он уже «принюхивается» к Петрову, — от «Петрова» исходит «чужой аромат» — чуть уловимый запах заграничного одеколона. Бахметьев замечает и то, что, казалось бы, вовсе не касается его «подшефного» — Леонтьева: несовпадение в данных о безобидной старушке Зубовой — жене профессора и страшный приступ болезни у артистки Осениной, выступавшей на концерте в воинской части... Всё это не нити даже, а обрывки нитей. Между ними нет никакой связи. Но Бахметьев, верный своему пониманию чекистского долга, обо всем сообщает начальнику. И вот в кабинете комиссара госбезопасности Зорина все эти обрывки и кончики нитей разматываются, связываются, проверяются, — из них выковывается железная сеть: шпионам из нее уж не выбраться.

Сцена в кабинете Зорина — лучшая сцена спектакля. Хорошо проводит ее заслуженный деятель искусств РСФСР И. Н. Берсенев. В острых, отточенных репликах Берсенева много внутреннего содержания, затаенного под текстом: и ненависть к врагу, и брезгливое отношение к запутавшейся а шпионских сетях жертве...

Здесь, в кабинете Зорина, распутались все нити. Артистка Осенина (ее хорошо, правдиво и трогательно играет В. Серова) оказалась жертвой немецкой шпионки. Безобидная старушка Зубова, разоблаченная Зориным, сбрасывает маску и оказывается матерой шпионкой Амалией Карлсон. Это превращение происходит на глазах зрителя. Вот еще сидит перед вами оскорбленная и несчастная старушка, случайно попавшая сюда, в кабинет следователя. Но что это? Ее глаза вдруг становятся холодно-стальными. Расслабленный рот сжался. Мы увидели острые, злые скулы. На нас глянуло страшное лицо врага. Маска сорвана, — до чего же отвратительно лицо врага. Это превращение артистка К. В. Кручинина показывает с подлинным мастерством. Ее Амалия Карлсон — большая актерская удача.

Из других исполнителей спектакля следует отметить А. Пелевина, скупыми и выразительными средствами нарисовавшего образ чекиста Цветкова, С. Крутова, играющего адъютанта полковника, Б. Вайншельбаума — администратора гостиницы и Н. Потубояринова — адвоката Савранского.

В пьесе братьев Тур и Л. Шейнина не всё совершенно. Есть и наивные ситуации и подчас дешевые эффекты (ложная бомбардировка дороги под занавес), и не всегда отточенный диалог... Жанр детектива — трудный жанр, разумеется, и авторы «Поединка» еще не вполне овладели им.

Но авторы правильно поступили, не сделав «Поединок» ни психологической драмой, ни героической ораторией. И также правильно, что они и детективный сюжет построили не ради сюжета, как того требуют иные «знатоки» жанра. Действие развивается в атмосфере подлинного быта. И правда жизненных подробностей снова и снова напоминает нам: это среди нас, а не в безвоздушном пространстве еще бродят шпионы. Это в наши военные дни, у нас в тылу ведут чекисты свею благородную борьбу с тайным врагом. Это мы все везде и всегда должны помнить священный пароль: бдительность!

Театр имени Ленинского комсомола создал полезный спектакль. В этом заслуга и постановщика (засл. деятеля искусств РСФСР И. Н. Берсенева), и авторов, и всего коллектива театра.

// Известия № 123 (5803) от 25 мая 1944 г.
Подготовка текста: Юлия Гаврилова. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны
^