ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
6.5.2022
Москва
Вчера в Берлине
Сильный ветер, вздымаемая им мелкая известковая пыль, сажа и копоть забивают глаза. Тучи пыли стоят в центральной части города, недавно очищенной от врага. Если на периферийных улицах Берлина уже наведена чистота, открыты некоторые магазины, дымят трубы отдельных уцелевших фабрик, то здесь, в центре, еще хаос: обломки битого кирпича, разбитых баррикад, поваленных трамвайных вагонов и автобусов, сорванных проводов, подбитых немецких танков и пушек, ящиков с патронами и снарядами. Здесь советская комендатура организовала работы по расчистке улиц и площадей. Наши строительные подразделения, сапёры и дорожники, а также тысячи берлинцев засыпают бомбовые воронки, сгребают в сторону битый кирпич, строят мосты через Шпрее, разбирают многочисленные баррикады, загораживающие каждую улицу, каждый переулок. Тракторы увозят разбитые немецкие танки и орудия. На автомашины грузится брошенное немцами оружие.

Огромная воронка от бомбы, пробившей насквозь тоннель метро, преграждает путь с широкой Фраикфуртерштрассе на Александерплац, где бои носили особенно ожесточенный характер. Здесь на каждом шагу баррикады из броневых листов, грузовиков, автобусов, наполненных камнями, кирпичей и мебели. Каждый метр этой покрытой белой пылью мостовой является свидетельством того, каких усилий, какого героического упорства потребовала от наших войск борьба за Берлин.

На Алвксаядерплац — огромный универсальный магазин Титца, в подвалах которого копошатся берлинцы. Они разыскивают среди битого кирпича и развалин банки с консервами и увозят их в детских колясках, тщательно прикрытых найденным тут же тряпьем.

Мимо Александровского вокзала проезжаем в старую часть Берлина. Узкие, кривые улочки, острые шпили церквей, черепичные крыши тесно прижавшихся, как бы слипшихся друг с другом домов. Возле многовекового здания Петеркирхе наша летучка ремонтирует танк. Мимо проходит группа изможденных и бледных немецких женщин, возвращающихся в центр, в свои жилища, и белозубый, измазанный танкист молча протягивает им хлеб. В ответ на излияния благодарности он только машет рукой и, насвистывая, вновь принимается за свою работу.

Полупровалившийся и ремонтируемый мост ведет на западный берег Шпрее. Здесь сохранилась выставка танков и пушек времен первой мировой войны. Но эта выставка непроизвольно пополнилась новыми экземплярами — рядом с английским танком 1916 года стоят немецкие «тигры» 1945 года, разбитые советскими снарядами.

В центре обороны Берлина, где происходили последние, завершающие бои, можно увидеть здание рейхсканцелярии. Вот забитый досками балкон, с которого Гитлер неоднократно произносил речи на парадах и смотрах. Вот поваленные стены пристройки, в которой жил Гинденбург. Через провал стены, по изрытому траншеями и дзотами двору проходим в новое здание имперской канцелярии, достроенной при Гитлере. Длинные аляповатые залы с безвкусными орнаментами из свастики, окна загорожены кирпичом, книгами и ящиками. На полу — груды стреляных гильз, пулеметных лент, автоматов, коробки с железными крестами, сброшенные наспех мундиры с эсэсовскими нашивками и знаками отличия. Здесь в последние дни сражения за Берлин размещался гитлеровский штаб. Здесь же многие из работников этого штаба, видные эсэсовцы и военные преступники покончили с собой. Их трупы лежат во дворе канцелярии.

Отсюда направляемся в Тиргартен. Это берлинский парк, прорезанный с востока на запад широкой асфальтированной аллеей.

Оправа — здание рейхстага, над которым под теплым майским солнцем колышется на ветру победный советский флаг. Деревья Тиргаргена обгорели, верхушки их срезаны снарядами, на голых сучьях висят полотнища парашютов со свисающими до земли стропами. На этих парашютах немцы сбрасывали своему осажденному в Берлине гарнизону продовольствие и боеприпасы. Здесь же соломки сбитых нашими летчиками и зенитчиками немецких транспортных самолетов.

Во всех районах Берлина работают военные коменданты и немецкие бургомистры. Едва только улица очищается от битого кирпича и баррикад, как уже пускаются в ход водоразборные колонки, чинится газовая и электрическая сеть, открываются хлебные и продовольственные магазины. По кварталам ходят в белых халатах немецкие врачи, ведя санитарное обследование. У зданий районных комендатур толпится народ: это рабочие, инженеры, чиновники прибыли с просьбой поставить их на работу. Получив направление, они уходят на фабрики и в учреждения.

Укрощенный Красной Армией город-разбойник, в котором разрабатывались бредовые планы завоевания мира, получил по заслугам и поверженный лежит теперь у ног советских воинов-победителей.

БЕРЛИН, 5 мая. (По телеграфу).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны