Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
19.9.2019 — Россия
Внезапный удар во фланг
Сила пехоты – в огне, маневре и решительном штыковом ударе. Чтобы успешно совершить маневр, надо действовать скрытно, иначе враг сумеет разгадать наш замысел и принять контрмеры.

Недавно рота, которой я командую, получила задачу – обойти фланг неприятельского расположения и нанести внезапный удар одной из фашистских групп. Это должно было обеспечить выполнение боевой задачи батальона и полка, которые действовали в направлении вражеского левого фланга.

Наступила ночь. Под покровом темноты рота совершила 20-километровый марш. За один-полтора часа до рассвета мы достигли селения Щ. (см. схему) и остановились, чтобы уточнить обстановку. К этому времени я получил от своей разведки донесение, что пехота немцев обнаружена на безымянной высоте. За высотой были замечены автомашины.

До неприятеля оставалось два километра. Оставив роту в укрытии восточнее Щ., я взял с собой командиров взводов со связными и вышел вперед для рекогносцировки. Севернее деревни Щ. находилась деревня Л. Вправо от нее тянулось топкое болото, поросшее осокой и кустарником. Им-то я и решил воспользоваться. Оставалось выяснить, проходимо ли оно. Высланная с этой целью разведка донесла, что болото проходимо. Рота, усиленная минометным взводом и взводом станковых пулеметов, начала преодолевать топь.

Мы шли, расчленившись повзводно. Временами болотная жижа поднималась выше колен. Приближался рассвет, но густая пелена тумана, нависшего над болотом, хорошо укрывала нас. Через каждые 300–400 метров взводы останавливались, чтобы не потерять связи с соседом и не сбиться с направления. Ориентировавшись, командиры взводов продолжали движение.

Некоторое время спустя мне доложили, что правее нас, в лесу обнаружены мелкие группы вражеской пехоты. Я решил продолжать движение, поскольку до немецких позиций оставалось уже недалеко. К тому же стало светлеть, и промедление могло сорвать весь наш план. В сторону леса, где были замечены мелкие группы фашистской пехоты, я выставил заслон, выделив для этого первый взвод. Заняв оборону, взвод организовал разведку. Этим я обеспечил роту от внезапного удара со стороны леса.

Когда мы миновали болото, уже почти совсем рассвело. Немцы все еще не замечали нас. Рота приняла боевой порядок для наступления. Пулеметчики заняли огневые позиции юго-восточнее деревни Л., а минометчики расположились на северо-западной опушке рощи.

Немцы заметили в первую очередь наших станковых пулеметчиков и засуетились в окопах. Вдруг раздался какой-то крик, и враг перенес внимание на ту сторону, откуда вели наступление наши второй и третий взводы. Кричал, наверно, немецкий наблюдатель, предупредивший свое подразделение об опасности с фланга. Суета в стане фашистов еще больше усилилась. Они поняли, что не успеют перестроить свой боевой порядок до того момента, как мы перейдем в атаку. Тогда гитлеровские бандиты пустились на провокацию:

– Что вы делаете, здесь свои! – раздался истеричный возглас немца на ломаном русском языке.

– Огонь! – скомандовал я в ответ.

Дружно ударили по врагу пулеметчики. Им вторил минометный взвод. Стрелки усилили темп продвижения.

Командир минометного взвода младший лейтенант Сергеев сумел организовать точный огонь. Попадания начались со второго залпа. Сразу же был уничтожен немецкий пулеметным расчет, загорелся один вражеский танк, находившийся за высотой в числе других машин. Минометчики оказывали роте поддержку до конца боя.

Когда до фашистских окопов осталось не более ста метров, я подал команду «В атаку!». Первым достиг немецких позиций младший сержант Нестеров. Он смело ворвался в самую гущу врагов, увлекая за собою отделение. На правом фланге успешно возглавил атаку командир второго взвода младший лейтенант Григорьев. Немного левее действовал третий взвод под командой младшего лейтенанта Смирнова.

Атака сопровождалась гранатометанием с хода. Как и всегда, ручная граната оказала нам большую помощь в разгроме врага. Первыми же разрывами был убит офицер, выведен из строя расчет малокалиберной пушки. Последующие удары «карманной артиллерии» обратили фашистов в бегство. Они не приняли штыкового боя и побежали. Мы преследовали их огнем минометов, ручными гранатами, пулей.

Скрытный выход во фланг и внезапное, стремительное нападение на врага обеспечили роте успех. Мы сбили охраняющие подразделения фашистов и несколько продвинулись в глубину расположения основных сил врага. Минометным огнем и связками ручных гранат рота подожгла три фашистских танка, 8 автомашин с боеприпасами, бензоцистерну. Взрывы мин и снарядов, находившихся в транспортных машинах, еще больше увеличили потери немцев. На поле боя полегло около 70 немецких солдат и офицеров.

Нанеся удар фашистской группе, рота отошла к высоте и заняла оборону. Четыре часа мы удерживали высоту в своих руках. Тем временем наш батальон, действовавший в составе полка, обошел немцев с запада и нанес им удар с тыла. Боевое задание было выполнено.

Действующая армия
// Красная звезда № от 15 августа 1941 г.
^