Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
19.9.2019 — Россия
Сорок дней воздушных боев
Эскадрильи нашего соединения с первого же дня великой отечественной войны начали громить фашистских разбойников. Сейчас, после сорока дней непрерывной боевой работы, мы стали сильнее в несколько раз.

Об'ектами действий наших скоростных бомбардировщиков являются механизированные колонны, танки, артиллерия, переправы, аэродромы и скопления войск противника.

На-днях за один только вылет были уничтожены 30 немецких танков, сожжены десятки автомашин и цистерн с горючим. А, как правило, звенья и эскадрильи вылетают ежедневно, беря курс на запад, по 4–5 раз.

Во время операции по разгрому N-ской немецкой авиабазы до 50 фашистских бомбардировщиков было навсегда пригвождено к земле нашими бомбовыми залпами и большинство летного состава врага уничтожено пулеметным огнем.

Неудивительно, что немцы предпринимали отчаянные попытки ответить нам ударом с воздуха. Разведчики противника несколько дней подряд летали, разыскивая наш аэродром. Крупные отряды вражеских бомбардировщиков совершили несколько налетов, которые окончились для гитлеровцев печально. Наши подразделения своевременно уходили из-под ударов, поднимая самолеты в воздух.

Случалось, что немцы появлялись над аэродромом в то время, когда самолеты уходили на выполнение боевых задач, и врагу ничего не оставалось делать, как бомбить пустое летное поле, к чему они обычно и прибегали.

Однажды вражеским летчикам посчастливилось: они застали на одном аэродроме небольшую группу наших самолетов. Но ни одна бомба, сброшенная противником, не попала в цель. Зато два фашистских бомбардировщика были сбиты огнем с земли.

Встревоженные действиями наших бомбардировщиков и стремительными налетами истребителей, немцы стали прикрывать свои войска на походе и в районах сосредоточения, а также боевые порядки мотомехчастей большим количеством зенитной артиллерии мелкого калибра и крупнокалиберными пулеметами. В меньшей степени противник использует зенитную артиллерию среднего калибра.

Свои противовоздушные батареи фашисты маскируют в хлебах и кустарниках. На небольших участках сосредоточивается так много зенитных пушек и пулеметов, что они представляют хорошую цель для поражения бомбами.

Вражеские зенитчики относительно метко стреляют на малых высотах. Начиная же с 2–2,5 тыс. метров, зенитный огонь их часто перестает быть опасным. Зато, как показывает ежедневная боевая проверка, пулеметный огонь наших самолетов быстро отрезвляет вражеских зенитчиков, и они, бросая материальную часть, разбегаются.

Истребительная авиация противника, очевидно, имеет задание прикрывать скопления, сосредоточения и поля боя своих войск. Но огромные потери, которые ежедневно несет противник, истощают его силы, и прикрытие осуществляется малочисленными патрулями в составе двух-трех самолетов, а иногда даже и одного.

Действия против наших бомбардировщиков немецкие истребители пытаются координировать с огнем своей зенитной артиллерии. Зенитчики ведут огонь, стараясь расстроить боевой порядок бомбардировщиков. Вслед за этим, чаще всего при уходе от цели, отваживаются на атаку и истребители.

Зарекомендовавшее себя средство борьбы с немецкими истребителями – дружный огонь турельных пулеметов. Противник уклоняется от воздушного боя не только при равных условиях, но иногда и при явном численном превосходстве. Так, два истребителя удирали от бомбардировочного самолета, который вел капитан Ермаков.

Разведывательную авиацию противника представляют одиночные самолеты типа «Хейнкель-111», «Мессершмитт-110», «Юнкерс-88» и «Юнкерс-87». Излюбленный метод разведчиков – маскировка облачностью. Почти всегда разведчики над аэродромом выскакивают из облаков, через несколько секунд разворачиваются, снова уходят в облака и возвращаются обратно.

Основной тип истребителей, с которым нам чаще всего приходится иметь дело, – «Мессершмитт-109». Обычно их усилия направлены к тому, чтобы расколоть нашу группу и потом сзади напасть на ведущий самолет. Атакуют немцы, как правило, один раз, трусливо начиная с дистанции в 1.000 метров. Но эта тактика не приносит никаких результатов.

Один пример. Девять «Мессершмиттов» атаковали девять наших бомбардировщиков. Встреченные дружным огнем, фашисты потеряли один самолет и пустились наутек. Зато 3-4 истребителя гонятся за одним самолетом долго.

Бомбардировщики фашистов, как правило, наносят визиты вслед за разведчиком. Если накануне были разведчики, – жди утром или вечером воздушного налета.

Бомбардировщики противника следуют тем же курсом, каким прилетал разведчик. Метод бомбометания – преимущественно сбрасывание бомбового запаса с горизонтального полета и очень редко пологое пикирование. Это свидетельствует о том, что нашумевший немецкий пикирующий бомбардировщик обязан своей известностью только лживой фашистской пропаганде.

Как и истребители, бомбардировщиков действуют группами по 5–6 и больше самолетов там, где не встречают отпора. В большинстве же они предпочитают летать в одиночку.

Качество подготовки летного состава вражеской авиации теперь довольно низкое. Бомбы, сброшенные с немецких самолетов, редко попадают в цель. Даже при отсутствии противодействия, сбрасывая бомбы на нижнем пределе средних высот, немецкие летчики ухитряются «мазать».

Это прямой результат того, что преобладающее большинство квалифицированных немецких летчиков уже перебито, и гитлеровская клика лихорадочно пополняет летный состав неопытными мальчишками.

Уже ко второй половине первого месяца войны от лихости и боевого задора немецких летчиков мало что осталось. Их тактику нельзя назвать даже осторожной. Осторожность здесь перешагнула за тот предел, где начинается трусость.

Авантюристической тактике врага противостоят железная сплоченность и высокое мастерство советских летчиков.

Люди рвутся в бой с фашистскими извергами. Старшие летчики показывают прекрасные примеры молодежи.

Командир подразделения полковник Николаев вылетел бомбить фашистов одним из первых. Вражеский снаряд вывел из строя один мотор на самолете командира, но он не повернул обратно. Увлекая за собой всю группу, он на одном моторе прорвался сквозь огненный смерч, точно в цель положил все бомбы и, вернувшись сам, привел на свой аэродром все экипажи, участвовавшие в вылете. Командир подразделения капитан Дятлов руководил операцией по разгрому немецкого аэродрома и показал образцы маневренности, храбрости и высокого летного мастерства.

Хочется поделиться и своими, так сказать, наземными наблюдениями. На войне дело без потерь не обходится. Есть потери и в нашем соединении. Случалось нашим экипажам садиться на подбитом самолете в районе расположения немецких войск. Но всегда на помощь нашим летчикам приходили местные колхозники. Они укрывали воздушных бойцов от врага, переодевали их в гражданское платье, снабжали продуктами, указывали дорогу и помогали пробраться к своим.

Возвращаясь в свои части, наши летчики имели возможность наблюдать и действия красных партизан, растущую ненависть населения к гитлеровским грабителям и убийцам. В тылу у врага неблагополучно. С тыла фашисты получают сильные удары.

Работу нашего соединения характеризует следующая телеграмма военного совета армии: «Военный совет очень удовлетворен действиями вашего соединения и надеется, что и впредь возлагаемые на него задачи будут выполняться с честью».

Весь летный, штурманский и технический состав соединения гордится этой оценкой и клянется: не щадя жизни, выполнять приказы родины.

Действующая армия, 2 августа
// Известия № 182 (7558) от 3 августа 1941 г.
^