ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
16.9.2020
Москва
Хирург на фронте
В мировую войну 1914–1918 гг. медицина не знала средств, задерживающих развитие бактерий в ранах, и поэтому смертность среди раненых была очень велика.

Теперь другое дело. Советские ученые, наша мощная химическая промышленность дали хирургам надежные средства, которые позволяют откладывать обработку раны на десятки часов без ущерба для здоровья бойца. К таким средствам, в частности, принадлежит стрептоцид. Применение стрептоцида при подготовке раненых к эвакуации дает возможность успешно производить операции даже через 40 часов после ранения.

Как правило, квалифицированную хирургическую помощь на нашем фронте раненые получают не позднее чем через 12–20 часов. В войну 1914–1918 гг. непосредственно в войсковом районе оперировалось лишь 3 проц. раненых. Сейчас, несмотря на большую подвижность фронта, угрозу артиллерийского обстрела и бомбардировок с воздуха, квалифицированную помощь в войсковом районе получает от 65 до 80 процентов раненых. Остальные вообще не нуждаются в оперировании.

При такой организации медицинской помощи тяжелые осложнения, столь частые и губительные в прошлой войне, теперь почти не встречаются. Газовая гангрена, например, в войну 1914–1918 гг. наблюдалась у 15–20 проц. раненых. Теперь на нашем фронте такие случаи не превышают 3 проц. Раньше смертность от этого осложнения достигала 75 проц., ныне подавляющее большинство больных удается спасти.

Большое количество раненых в прошлую войну умирало от столбняка. За два с половиной месяца отечественной войны с германским фашизмом мы зарегистрировали на нашем фронте только 6 случаев столбняка, среди раненых. Раненому непременно делается противостолбнячная прививка.

В нашей стране за жизнью каждого раненого бойца заботливо следит родина-мать. Все достижения советской науки, военной хирургии, фармацевтической промышленности направлены к тому, чтобы быстрее восстановить силы бойцов, временно выбывших из строя. Десятки тысяч пламенных патриотов становятся донорами и с радостью отдают свою кровь раненым.

Быстрому выздоровлению способствует и высокая сопротивляемость организма наших бойцов инфекциям. Тут сказываются полноценное питание, которым обеспечен наш боец, хорошее обмундирование, высокий уровень гигиены в Красной Армии. В неменьшей степени придает силу больному бодрый дух, свойственный каждому советскому патриоту.

– Доктор, скоро ли я понравлюсь и смогу вновь стать в строй?

Этот вопрос обычно задает каждый раненый.

Наша медицина, в частности военно-полевая хирургия, с успехом выступает на фронтах великой отечественной войны. Небольшой процент осложнений, заражений, уменьшение количества ампутаций – все это заслуга нашей медицинской науки и результат самоотверженной, а иногда прямо героической работы медицинского персонала.

Можно привести сотни примеров, показывающих мужество хирургов. Хирурги Ермолаев и Годунов оперировали раненых, когда налетели вражеские самолеты. Фашистские варвары, не считающиеся ни с какими конвенциями, подвергли госпиталь бомбардировке. В палатке, в которой производилась операция, осколками бомбы убило санитара и ранило медицинскую сестру. Но нельзя было прекратить операцию, и врачи мужественно продолжали свое благородное дело.

Рискуя собственной жизнью, военврач 3-го ранга Какстова во время ожесточенной бомбардировки госпиталя продолжала оказывать помощь раненым до тех пор, пока ее не сразила фашистская пуля.

Нельзя не упомянуть об авто-хирургическом отряде, которым командует военврач 2-го ранга Могучий. Он всегда быстро появляется там, где больше всего нуждаются в квалифицированной хирургической помощи. Неоднократно врачам этого отряда приходилось проводить за хирургическим столом бессменно по 20 часов.

Отлично работают армейские хирурги. Военврач 2-го ранга Федореев пошел в армию добровольцем. Этог прекрасный хирург, ассистент заслуженного деятели науки т. Петрова, оказался замечательным организатором.

В числе других армейских хирургов следует отметить военврача 1-го ранга профессора Бок, военврача 1-го ранга профессора Белозора, военврача 2-го ранга Григорьева.

Многие гражданские врачи, не состоящие уже на военном учете, приходят в военкоматы и просят использовать их по специальности. Беззаветно работает в госпитале старый врач Иссерсон – депутат Верховного Совета Карело-Финской ССР. 60-летний хирург города Лодейное Поле т. Либов также пришел в военный госпиталь. Три его сына работают военными врачами.

Самоотверженно трудится средний и младший медицинский персонал. На развилке дорог стоял наш танк, подожженный вражескими снарядами. Среди экипажа были раненые. Танк все время находился под усиленным обстрелом вражеской артиллерии. Тем не менее две дружинницы на машине поспешили на помощь. Буквально под градом пуль они эвакуировали раненых.

В ходе войны советская медицинская наука поставляет на службу Красной Армии все новые и новые средства и методы лечения. Недавно Ленинградский институт переливания крови в рекордный срок дал армии новое изобретение – кровозамещающий раствор. Свойства этого раствора замечательны. Это – крупный вклад в лечебное дело.

Заканчиваются опыты с вновь изобретенным синтетическим бальзамом для лечения ран. Предварительные результаты показывают ценнейшие качества этого бальзама.

Наша общая задача – так организовать медицинскую службу, чтобы она полностью соответствовала героической борьбе, которую ведут наши славные войска. Дело чести военного врача – до конца бороться за жизнь каждого раненого бойца.

Ленинград, 15 сентября