ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
17.9.2020
Москва
Связи шведской полиции с гестапо
СТОКГОЛЬМ, 16 сентября. (ТАСС). Несколько дней тому назад в шведской газете «Ню даг» было опубликовано открытое письмо депутата риксдага (парламента) Нильса Хольмберга нынешнему министру просвещения Эрландеру, занимавшему в предыдущем правительстве пост заместителя министра социальных дел.

Хольмберг пишет, что во время дебатов в риксдаге в этом году он обратил внимание депутатов на то, что Швеция до весны 1945 года состояла членом управлявшейся германскими нацистами международной уголовной полицейской комиссии. На это заявление Хольмберга Эрландер в то время ответил, что данное утверждение верно и что «действительно Швеция выплачивала еще с довоенных времен 600 франков в год членских взносов в эту организацию. После того, как организация стала нацистской, говорилось в ответе Эрландера, мы не отменили своего решения о членстве в этой организации и формально принадлежали к ней, продолжая выплачивать некоторые суммы на основании прежнего решения. Однако никаких практических последствий членство Швеции в этой организации за собой не извлекло».

Хольмберг пишет, что тогда он был вполне удовлетворен заявлением Эрландера, ибо полагал, что «Эрландер знает, что говорит».

Однако известно, что, как писал 21 августа 1943 г. в газете «Свенска дагбладет» помощник комиссара по уголовным делам Клинт, шведская уголовная полиция организовала специальную радиостанцию для приема сообщений от переведенной тогда в Берлин международной уголовной полицейской комиссии. Этот прием продолжался до 9 апреля 1945 г.

В письме Хольмберга говорится, что Клинт рассказывал о том. как эта международная организация предъявляла шведской полиции требования о производстве розысков и об аресте большого числа лиц, находившихся в Швеции и обвинявшихся гитлеровцами в различных преступлениях. В связи с этим Хольмберг пишет: «Рассказ Клинта противоречит заявлению Эрландера о том, что членство Швеции в международной полицейской комиссии «не имело никаких практических последствий». «Я позволю себе, — пишет Хольмберг Эрландеру, — спросить вас, — были ли вам известны указанные выше обстоятельства, когда вы давали объяснение в риксдаге по данному вопросу, или же ваш ответ был чистосердечным, и вы были введены вашими подчиненными в заблуждение относительно действительных обстоятельств данного дела?» Недавно Эрландер ответил Ходьмбергу через Шведское телеграфное агентство следующее: «Министерство социальных дел произвело расследование по поводу вопроса, заданного Хольмбергом. Когда я ознакомился с результатами этого расследования, я, к сожалению, констатировал, что мое разъяснение этого вопроса в риксдаге не вполне соответствовало действительности. Мое заявление основывалось на запросе, который я сделал по этому поводу полиции безопасности. Произведенное в настоящее время расследование, по-видимому, подтверждает правильность сведений, данных мне полицией безопасности о том, что она но имела контакта с международной полицейской комиссией. Однако я не запрашивал уголовно-техническое бюро, которое, как я должен был бы знать, в июне 1943 г. установило радиостанцию для приема передач международного полицейского радио из Берлина. То, что я это забыл, объясняется тем, что я считал прием этих передач не имеющим значения и со шведской точки зрения совершенно безопасным». Эрландер далее утверждает, что начальника упомянутого уголовно-технического бюро нельзя заподозрить в услужливости нацистской Германии.

«Ню даг», комментируя ответ Эрландера, пишет: «В своем ответе Хольмбергу бывший заместитель министра социальных дел признает, что его заявление в риксдаге относительно отсутствия связей шведской полиции с гестапо не соответствует действительности».

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны