ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
3.9.2020
Москва
Штаб механизированного соединения в бою
Эшелонирование штаба соединения по характеру работы отделов, которое мы практиковали в мирное время, вполне себя оправдало и в бою. Однако исключительно подвижный характер маневренной войны заставил нас внести в работу штаба некоторые коррективы.

Нашему соединению была поставлена задача – двигаясь по одному маршруту, сосредоточиться в районе города К. Расстояние – около 300 километров. Время на марш – двое суток. Маршрут был изучен заблаговременно и поэтому рекогносцировочная группа штаба не высылалась. Командование ограничилось высылкой отрядов обеспечения движения на определенные участки дороги.

Поскольку предстояло совершить марш в ограниченное время, пользуясь одной дорогой, при интенсивном встречном и попутном движении, главное внимание мы уделили регулированию движения и организации службы замыкания. Не были упущены и вопросы зенитной обороны, так как враг мог напасть на колонны с воздуха. Особенно подробно отработал штаб расчет времени. Мы добивались, чтобы каждый водитель четко знал, какой отрезок маршрута и за какое время он должен пройти, где место его машины в колонне и на большом привале, каков порядок заправки, откуда можно получить техническую помощь в случае неисправности машины, что нужно делать при воздушном нападении врага.

Марш был рассчитан так, чтобы для движения максимально использовалась ночь. Светлое время отводилось для отдыха, осмотра материальной части и пополнения горючим. Транспорты двигались к районам привалов небольшими группами.

Работа штаба в процессе марша сводилась к жесткому контролю и наведению порядка на маршруте. Для этого ответственные командиры штаба заранее высылались в определенные пункты, где возможно было скрещивание колонн с другими войсками. В распоряжении этих командиров имелись подвижные средства связи, пользуясь которыми, они могли предупредить последующие колонны о местах возможного скопления войск.

Общее управление частями на марше производилось с помощью заранее установленной системы телефонных переговоров. При этом использовалась государственная линия связи. В определенных местах и в назначенное время штабы подчиненных частей включались в телефонные провода, отведенные для этой цели вышестоящим штабом, и информировали последний о ходе марша. Кроме того при штабе соединения следовал делегат связи от каждой части, имея подвижные средства.

Марш был совершен четко, без всяких происшествий. Немецкой разведывательной авиации, несмотря на все ее усилия, не удалось обнаружить наше механизированное соединение вплоть до того, как оно вступило в бой в районе города О. Следует отметить, что водители машин за время этого марша хорошо научились маскироваться. Фашистские самолеты-разведчики летали иногда на высоте менее тысячи метров, но все же колонны наших машин оставались незамеченными.

Неплохо было организовано круговое наблюдение за воздухом, по маршруту были выставлены неподвижные посты ВНОС. Районы привалов назначались в стороне от основного маршрута, личный состав и материальная часть рассредоточивались. Вывод из опыта этого марша мы сделали следующий. Если поблизости от большой шоссейной дороги и параллельно ей проходит удобный проселок или же можно избрать колонный путь, не снижая средней скорости движения, то выгоднее передвигаться вне большой дороги.

О работе штаба в бою. Проведенные нашим соединением бои не носили чисто оборонительного или наступательного характера. Были моменты, когда в течение одного дня обстановка резко менялась, части соединения переходили от наступления к обороне и наоборот. В этих условиях работа штаба была весьма специфична.

Штаб разделился на два основных эшелона: в первый вошли все командиры отделов и служб, во втором остались только командиры тыловой службы. Первый эшелон располагался, как правило, на удалении, обеспечивающем его от вражеского артиллерийского огня, по возможности в танконедоступных районах и в стороне от больших дорог. Такое размещение позволяло штабу работать спокойно и скрывало его от неприятельской авиации. Второй эшелон находился в 20–25 километрах от линии фронта.

Однако в условиях быстро меняющейся обстановки разбивка штаба на два эшелона оказалась не совсем удобной. Она не обеспечивала командиру соединения непрерывное управление боем, затрудняла сбор сведений о своих войсках и неприятеле и постоянную связь с соседями. Пришлось пересмотреть некоторые стороны работы штаба. Из состава первого эшелона временно были выделены небольшие группы (по количеству участвующих в бою частей), которые получили у нас название оперативных пунктов. В такую группу входили: один человек от оперативного отдела и один от отдела связи, а на важных направлениях еще один человек от разведывательного отдела.

В распоряжении каждого начальника оперативного пункта имелись подвижные средства связи. Кроме того, эти пункты всегда стремились установить непосредственную телефонную связь с командирами частей и соединения. Оперпункт располагался, как правило, в непосредственной близости от командного пункта своей или соседней части.

Такая система работы штаба позволяла командованию соединения в любых условиях быть в курсе обстановки и своевременно принимать необходимые решения. Она подтвердилась опытом боев с превосходящими силами неприятеля в районе горда О., а затем в районе деревни С. и города С, когда наше соединение нанесло врагу ряд сокрушительных ударов. В этом была немалая заслуга штаба, все звенья которого работали четко и слаженно.

В заключение нужно еще раз подчеркнуть, что штаб соединения не должен тяготеть к дорогам и населенным пунктам. Нужно размещаться в стороне от них, используя большие массивы лесов или складки местности и избегая соседства скопляющихся войск, Тогда штаб наверняка не будет обнаружен вражеской авиацией и четко выполнит свою роль, как надежный орган управления в руках командира.

Действующая армия