Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
7.12.2019 — Россия
Заметки авиаконструктора

I

Итак, мотор, наконец, готов.

Вот он стоит перед нами. Можно подойти, потрогать руками. Металл еще теплый, он кажется живым.

Труд конструктора в основном завершен. Начинаются государственные испытания на стэнде, потом в полете. Для конструктора это – тревожная пора. Как ведет себя его детище? Какие особенности покажет на этих испытаниях двигатель? Вот что волнует конструктора.

Нам, конструкторам авиационных моторов, постоянно приходится иметь дело с двумя основными величинами: весом и прочностью. Эти две величины в постоянном противоречии, в постоянной вражде. Конструктор где-то между ними. Он должен сочетать их наиболее рационально, если хотите, гармонично. В этом его искусство.

Современное авиационное строительство требует минимального веса двигателя, его наибольшей компактности, сугубой экономии габаритов. С другой стороны, при всех этих условиях авиационный мотор должен обладать максимумом надежности и прочности. Это в особенности относится к моторам боевых машин, которые подвержены неожиданным и резким нагрузкам при самых сложных условиях полета. Когда конструктор в совершенстве овладеет искусством решения этих двух задач, составляющих одно целое, он смело может считать, что успех дела наполовину уже обеспечен.

Нигде, пожалуй, вопросы прочности не являются столь решающими, как в авиации. Если в стационарном сооружении недостаточная прочность приводит лишь к преждевременному выходу из строя отдельных узлов и агрегатов, то в авиации этот вопрос определяет не только жизнь самолета, Но и жизнь экипажа, а следовательно, и успех выполнения боевого задания. Нужно помнить, что все эти требования конструктор должен соблюдать в условиях таких исключительно высоких темпов строительства и непрерывного совершенствования конструкций, каких не знает никакая другая отрасль промышленности.

Мы ведем войну с врагом хищным и коварным. Германский фашизм завоевал себе позорную «славу» палача и убийцы, идеолога насилия и варварства. С таким противником нет иных средств борьбы, как полное уничтожение. Око за око, кровь за кровь! Наши моторы должны работать безотказно, ибо в смертельной схватке с коричневыми бандитами авиация в сочетании с другими видами оружия оказалась средством наиболее мощным и решающим. Радостно сознавать, что в руках наших мужественных летчиков это оружие стало смертоносным для врага.

На заводе недавно получено письмо от летчиков одной авиаэскадрильи. Они пишут: «Мы, боевые летчики, испытали в деле ваши моторы. Мы на этих самолетах уничтожали и будем уничтожать фашистских стервятников. Ваши моторы высокого боевого качества».

Да, видимо, наши моторы выдержали боевую проверку. Испытание в бою – лучшее из испытаний...

II

Сноп яркого света изпод затененного абажура падает на белоснежный лист ватмана. За тяжелыми шторами ночь, дремлющий город. Первые контуры детали скупыми линиями легли на бумагу. Конструктор задумался. Рождается новый мотор, еще более совершенный, чем предыдущие. О чем думает конструктор? Может быть, он слышит ровный гул своего мотора там, высоко в темном небе, среди тишины и осенних звезд?

Как высоки и благородны задачи авиационного конструктора в суровые дни отечественной войны! Создавать и совершенствовать мотор, который будет безотказно работать во имя счастья твоего народа, смело отражающего натиск ненавистного врага, во имя счастья всего человечества,

Наш коллектив, недавно получивший высокую награду правительства, с энтузиазмом взялся за создание нового двигателя. Мы решили выполнить эту серьезную задачу, не снижая темпа выпуска серийной продукции. Великий друг советской авиации Иосиф Виссарионович Сталин учит нас перестраивать работу на военный лад. Да, именно по-военному взялись мы за создание нового мотора, который еще выше поднимет боевую мощь краснозвездной авиации.

Пожалуй, ни одна отрасль техники в наш век не получила столь блестящего и всестороннего развития, как авиация. Творческий путь конструктора многообразен и сложен. Непрестанные поиски нового, лучшего. Это касается как отдельных узлов и деталей, так и конструкции в целом. Как вехи на этом пути стоят эксперименты. Без экспериментов конструктор не может творить. Время от времени он должен проверять свой путь. Конструктор и экспериментатор работают параллельно, они дополняют друг друга.

Экспериментатор, разрешая сложные проблемы авиационного моторостроения, часто направляет мысль конструктора. Он освещает темные стороны в жизни двигателя, определяя направление творческого пути конструктора.

Деталь, зарождающаяся на листе ватмана, воплощается в металл, и вот мы уже стоим в лабораторий, где эта, пока, может быть, еще не вполне совершенная, часть будущего мотора проходит всесторонние испытания. Эксперимент – великое дело. Сразу становится ясно, верен ли путь конструктора, правильно ли воплощен его замысел. Наш завод может гордиться целой группой способных экспериментаторов.

Мне приходилось слышать сравнение творческого процесса конструктора с процессом плавки металла. Вот зарождается мысль о новой конструкции. Долго и упорно конструктор вбирает в себя все необходимое для нового творчества. Он наблюдает, присматривается, вычисляет, отбрасывает в сторону все негодное, жадно поглощает ценное. Потом часы раздумий над листом бумаги, и вот деталь за деталью рождается новая конструкция.

Это сравнение, образное и в основном верное, было сделано до войны. В несколько ином свете встают задачи авиаконструктора теперь. Нам пора ускорить наш творческий процесс, пора перейти к «скоростным плавкам», не снижая, но всемерно повышая качество нашей продукции. По существу это и будет перестройкой на военный лад.

И еще одно обстоятельство, очень важное. До войны авиаконструктор не знал ограничений ни в применении дорогих материалов, ни в степени сложности создаваемых им конструкций. Внимание правительства и горячая, подлинно волнующая любовь нашего народа к авиации, говоря откровенно, избаловали нас, авиаконструкторов. Мы создавали хорошие, совершенные конструкции. Но вопросы трудоемкости наших изделий трогали нас в малой степени.

Теперь пришли иные времена. Пора начать упорную борьбу за массовый, дешевый отечественный авиамотор самой совершенной, самой надежной в мире констоакции.

Решая эту важнейшую задачу, выдвинутую военной обстановкой, конструктор обязан установить теснейший контакт с технологом. Резервы для снижения трудоемкости и роста выпуска продукции у нас огромные. Мы пока еще неуверенно пользуемся штамповками, сварными конструкциями, не применяем в нужных масштабах отливок из стали и ковкого чугуна.

Страна наша богата неизмеримо. На фашистскую банду с избытком хватит у нас свинца, чугуна, стали. Но, упрощая конструктивные формы, экономя, где это допустимо, ценный металл, снижая трудоемкость работ, мы тем самым создаем дополнительные резервы для производства. А они необходимы нам, чтобы приблизить радостный час окончательного и полного разгрома ненавистного врага.

// Известия № 212 (7588) от 7 сентября 1941 г.
^