Cейчас сайту очень нужна ВАША поддержка! Просим вас помочь сайту деньгами.
ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
26.6.2019 — Россия

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение от 22.04.1942 г.

В течение ночи на 22 апреля на фронте чего-либо существенного не произошло.
Немецкая авиация несёт большие потери на советско-германском фронте. С 22 марта по 18 апреля включительно гитлеровцы потеряли 891 самолёт. Из них в первую неделю – с 22 по 28 марта – немцы потеряли 161 самолёт, за вторую – с 29 марта по 4 апреля – 296, за третью – с 5 по 11 апреля – 322, за четвёртую неделю – с 12 по 18 апреля – 112 самолётов.

Наши потери за это же время – 239 самолётов.

* * *

Наша часть, действующая на одном из участков Западного фронта, за день боевых действий уничтожила свыше 100 немецких солдат и офицеров и захватила 3 пулемёта, много винтовок и автоматов. На другом участке фронта наши части, преодолев сопротивление противника, заняли важный оборонительный рубеж. Немцы потеряли убитыми около 150 солдат и офицеров. Артиллерийским и миномётным огнём разрушено 3 ДЗОТа, уничтожено 12 пулемётов, 3 миномёта, 2 автомашины и обоз из 50 подвод. Над полем боя огнём из зенитного пулемёта сбит немецкий бомбардировщик «Ю-88».

* * *

В районе деревни К. на одном из участков Калининского фронта противник предпринял несколько контратак. Наши бойцы, отбросив немцев, нанесли им большой урон. Только на подступах к населённому пункту осталось 465 вражеских трупов. Взяты пленные. Захвачены автоматы, винтовки и боеприпасы. Ружейно-пулемётным огнём сбито два транспортных самолёта противника.

* * *

Танк, которым командует лейтенант Агапов, нанёс большой урон гитлеровцам. За один день боёв экипаж танка разрушил 3 вражеских ДЗОТа и уничтожил до 100 немецких солдат и офицеров.

* * *

Красноармеец сапёрного батальона тов. Кузнецов за два дня обезвредил 512 немецких противотанковых мин.

* * *

Пленный ефрейтор 1 роты 204 полка 97 немецкой пехотной дивизии Леопольд Копитланский рассказал: «В последних боях наш полк понёс огромные потери. В первой роте осталось 25 человек, а во второй – всего лишь 12. Сейчас командование бросает в бой хозяйственный персонал и всех нестроевиков. Солдаты считают себя обречёнными на бессмысленную смерть».

* * *

В кармане убитого немецкого унтер-офицера Вилли Кюндера найдено письмо его жены Эльзы. Она пишет: «Тебя гадко обманули, мой Вилли. Оказывается, ты поехал не во Францию, как тебе говорили, а в эту страшную Россию. О, это ужасно! То, чего ты так боялся, произошло. Вчера у нас была тётка Гертруда. Один раненый офицер ей рассказывал, что наши солдаты в России болеют тифом, плохо питаются и ужасно выглядят. Будь осторожнее и не суйся в опасные дела. Черт с ними, с наградами и крестами, лишь бы ты живым вернулся домой. До чего надоела проклятая война! Ты, наверное, ещё не знаешь, что наш сосед Леон Гард убит в России. Убит также Август Дучинц. Пауль Шмитгольд прислал письмо из госпиталя из Варшавы – ему миной оторвало обе ноги. Ранены также Эрих Штарт, Иозеф Крайнц, Иоганн Берг. Какой-то кошмар. Больше нет сил. Ради чего же мы все страдаем?».

* * *

В деревне Стрени, Ленинградской области, гитлеровские изверги отобрали группу колхозников, насильно взяли у них кровь в размерах, значительно превышающих медицинские нормы, а затем расстреляли их на глазах у остальных жителей деревни.

* * *

В связи с ростом заболеваний немецких солдат сыпным и брюшным тифом в Влоцлавеке, Торне, Гнезене и других городах Польши гитлеровцы выселили многих жителей из домов и разместили в них больных солдат. В результате отсутствия медицинской помощи смертность среди больных достигает огромных размеров. Многие жители польских городов ежедневно заняты тем, что роют могилы для немецких солдат, умирающих в госпиталях.

Вечернее сообщение от 22.04.1942 г.

В течение 22 апреля на фронте ничего существенного не произошло.

За 21 апреля уничтожено 32 немецких самолёта. Наши потери – 15 самолётов.

Наши корабли в Баренцевом море потопили танкер противника водоизмещением в 5.000 тонн и один транспорт противника водоизмещением в 4.000 тонн.

За 21 апреля частями нашей авиации уничтожено или повреждено 35 немецких автомашин с войсками и грузами, 12 полевых и зенитных орудий, 8 миномётов, рассеяно и частью уничтожено до роты пехоты противника.

* * *

Наша часть, действующая на одном из участков Калининского фронта, за последние дни уничтожила 8 немецких блиндажей, 3 артиллерийские и 2 миномётные батареи. Захвачено 13 пулемётов, 2 миномёта, автоматы и винтовки. На поле боя осталось свыше 400 вражеских трупов.

* * *

На одном из участков Северо-Западного фронта взвод наших бойцов под командованием лейтенанта Петренко вступил в бои с немецким отрядом. 200 гитлеровцев, поддержанных 6 танками, на которых находились автоматчики, сделали попытку прорваться в расположение наших укреплений. Уже в первые минуты боя наступающая пехота противника была отсечена от танков и попала под фланкирующий огонь станкового пулемёта тов. Ахметова. Гранатометчики забросали немецкие танки гранатами и вывели из строя 2 машины. Гитлеровцы отступили, оставив 120 трупов солдат и офицеров.

* * *

Танковый экипаж в составе лейтенанта Жлибкина, механика-водителя Черненко и башенного стрелка Дзиканского, поддерживая наступление нашей пехоты, ворвался в расположение обороны противника. Огнём из пушек и пулемётов танкисты разрушили 3 вражеских ДЗОТа и уничтожили свыше 60 немецких солдат.

* * *

Младший лейтенант Прошин и красноармеец Смолин, возвращаясь из разведки, заметили 7 идущих по лесной тропе немецких солдат. Укрывшись в кустах, советские разведчики огнем из автоматов уничтожили 6 гитлеровцев, а седьмой немецкий солдат сдался в плен.

* * *

Военфельдшер гвардейской дивизии тов. Чентемиров за два дня вынес с поля боя 40 раненых бойцов и командиров вместе с их оружием.

* * *

Партизанский отряд под командованием тов. Г., действующий на оккупированной немцами территории Курской области, за последние дни истребил 83 гитлеровца и уничтожил 21 автомашину с военными грузами. В другом районе партизанский отряд под командованием тов. А. взорвал склад, в котором находилось 2.000 снарядов и другие боеприпасы. Партизаны этого отряда взорвали мост и уничтожили несколько немецко-фашистских захватчиков.

* * *

Пленный унтер-офицер взвода связи 3 батальона 248 полка 88 немецкой пехотной дивизии Эрнст Гумер рассказал: «88 дивизия была расквартирована во Франции. В декабре прошлого года дивизию отправили в Россию. На фронте наш 3 батальон придали 44 пехотной дивизии. Батальон состоял из четырёх рот и насчитывал 700 человек. 11 марта мы первый раз участвовали в бою. За несколько дней батальон потерял убитыми и ранеными до 400 человек. Из строя выбыло много офицеров. Слева от нас держал оборону другой батальон 44 дивизии, который также понес крупные потери. Дисциплина в подразделениях падает. Обер-ефрейтор 12 роты Франк и ещё один ефрейтор, фамилию которого я не помню, отказались выполнить приказ командира роты и нагрубили ему. Ефрейторов забрали и под конвоем увезли. Среди солдат растёт недовольство, но они боятся офицеров».

* * *

Немецкий ефрейтор Эрнст Шпани пишет своим родным: «...У всех солдат одно желание – хочется быть дома! Надеюсь, что скоро всё это кончится, иначе сойду с ума... Если война ещё долго продлится, я наложу на себя руки, застрелюсь. Вероятно, так поступят многие...»

* * *

Немецко-фашистские мерзавцы истребляют мирных жителей оккупированных ими советских сёл и городов. Только в нескольких деревнях и сёлах Старорусского и Полавского районов, Ленинградской области, гитлеровцы расстреляли и повесили 350 человек. В селе Парфино осталось 65 детей-сирот, отцы и матери которых убиты гитлеровцами. При отступлении фашистские бандиты сравняли с землёй десятки населённых пунктов.

^