ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
12.8.2022
Москва
Оперативная сводка от 27.05.1944 г.
В течение 27 мая на фронтах существенных изменений не произошло. За 26 мая в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 30 самолётов противника.
Удары наших самолётов-торпедоносцев по транспортам противника

В ночь на 27 мая самолёты-торпедоносцы Краснознамённого Балтийского флота наносили удары по транспортам противника. В результате действий торпедоносцев в Рижском заливе потоплены два крупных немецких транспорта. Кроме того, два транспорта противника водоизмещением в 7 тысяч тонн потоплены в Финском заливе.

* * *

26 мая 70 самолётов противника пытались произвести налёт на один из объектов нашего флота в Финском заливе. Встреченные советскими истребителями, немецкие самолёты были рассеяны и сбросили бомбы в море. В воздушных боях наши лётчики сбили 20 самолётов противника, из них 11 бомбардировщиков и 9 истребителей. Два наших самолёта не вернулись на свои аэродромы.

* * *

Южнее города Тирасполь отряд советских разведчиков ночью проник в расположение противника. Внезапно ворвавшись в немецкие траншеи, наши разведчики гранатами и в рукопашной схватке истребили более 40 гитлеровцев. Захватив шесть пулемётов и двух пленных, разведчики вернулись в свою часть. На других участках артиллеристы и миномётчики вели огонь по обнаруженным целям противника. Разрушено восемь немецких дзотов и блиндажей, уничтожено несколько пулемётных точек и две артиллерийские батареи противника.

Снайперы Н-ской части ежедневно выслеживают и истребляют вражеских солдат и офицеров. Снайпер т. Даниленко за время своего пребывания на Днестре убил 34 гитлеровца. Снайперы т.т. Латышев и Константинов за два последних дня уничтожили по 4 немца каждый.

* * *

Юго-восточнее города Станислав подразделения Н-ской части отбили атаку немецкой пехоты и уничтожили две роты гитлеровцев. На другом участке противник предпринял разведку боем. Наши бойцы встретили немцев сильным ружейно-пулемётным огнём и вынудили их поспешно отступить. На поле боя осталось до 100 убитых солдат и офицеров противника.

Советские разведчики установили, что немцы сосредоточили в лощине 10 танков. Шесть минёров во главе с лейтенантом Султанаевым ночью скрытно проникли в расположение противника и заминировали лощину. На рассвете на поставленных минах подорвался головной немецкий танк.

* * *

Юго-восточнее города Витебск батальон немецкой пехоты при поддержке артиллерийско-миномётного огня атаковал наше подразделение, оборонявшее одну высоту. Ценой значительных потерь противнику удалось занять гребень высоты. Вечером советские бойцы стремительным ударом опрокинули гитлеровцев и восстановили положение. На поле боя осталось до 300 вражеских трупов. Захвачены трофеи и пленные.

* * *

Несколько партизанских отрядов, действующих в Волынской области, за первую половину мая пустили под откос 8 немецких воинских эшелонов. Разбиты 5 паровозов и 80 вагонов и платформ. Кроме того, огнём из противотанковых ружей партизаны вывели из строя ещё два паровоза. На шоссейных и грунтовых дорогах советские патриоты подорвали на минах 3 легковых и 17 грузовых автомашин противника. Группа партизан ночью, уничтожив немецкую охрану, взорвала мост на железной дороге, имеющей важное значение для немцев. Движение поездов на этом участке дороги было прервано на 12 суток.

* * *

Перешедший на сторону Красной Армии солдат 669 полка 371 немецкой пехотной дивизии Карл Н. рассказал: «Меня призвали в армию в декабре прошлого года. Я был признан негодным к строевой службе и направлен в транспортную команду. В апреле всю команду неожиданно влили в маршевый батальон и отправили на Восточный фронт. Командир 371 дивизии генерал Нигоф обратился к прибывшим солдатам с речью. Он заявил: «Вы пришли в дивизию, которая недавно участвовала в тяжёлых сражениях. К сожалению, многие солдаты вели себя недостойно: самовольно оставляли позиции и бросали оружие. Предупреждаю, что я отдал приказ – расстреливать всякого, кто будет увиливать от боя». От немногих старых солдат, оставшихся в батальоне, мы узнали подробности разгрома дивизии. Они говорили, что отступление носило характер панического бегства. Офицеры запрещали подбирать раненых и оказывать им помощь. Они говорили солдатам: «Нам сейчас некогда возиться с ранеными или отставшими. Нужно спешить, иначе все пропадём». Эти рассказы произвели тяжёлое впечатление на солдат из нового пополнения. Я не хотел бессмысленно погибнуть в бою или, что ещё хуже, от пули генерала Нигофа и поэтому перешёл на сторону русских».

^