ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
12.8.2020
Москва
Авторы
1941
1942
1943
1944
1945
список
Родной дом
Большое горе обрушилось на Юлию Козочкину. В первые дни войны она вместе с мужем ушла на фронт. В селе у седого Днепра остались трое ее детей и мать. Немцы пришли в село и заживо сожгли их вместе с хатой.

Первое время отчаяние охватило Юлию. Позднее она снова стала матерью. И когда приблизилось время родов, тепло прощалась с мужем, со своими фронтовыми подругами и поехала в освобожденный родной город.

Город сильно пострадал от немцев. Дом, где жили родственники, разрушен. Знакомых не нашла. Создалось тяжелое положение. Тут ей подсказали, что есть в городе Дом матери и ребенка. Она пришла туда и здесь почувствовала теплую руку родины. Ласковые, сердечные слова облегчили ее горе. Здесь вернулась к ней радость материнства.

Дом расположен на тихой зеленой улице Днепропетровска. Двухэтажное серое здание, наполненное солнцем и светом, окружено каштанами, акацией, яблонями. Привлекательные, просторные, чистые палаты матерей, детские комнаты с голубыми кроватками, белоснежные скатерти и букеты полевых цветов в столовой, широкие, открытые воздуху веранды. Дом обслуживает одиноких матерей с грудными детьми, временно не имеющих жилой площади и средств существования. Заведует домом Евгения Эммануиловна Винникова.

— Сначала трудно было, — вспоминает она, — предоставили нам помещение без стекол, без печек, загаженное итальянскими солдатами: тут была их казарма. Наш небольшой коллектив навел порядок. Мы очистили здание от щебня, гнилого сена, грязи. Побелили стены. Вымыли полы. Остеклили рамы. Принесли свою посуду. И начали жить.

То было поздней осенью прошлого года.

Первой пришла в дом Галина Борисниченко. Она из Днепропетровска. Давно не была в нем. Приехала и узнала страшную весть: немцы расстреляли отца и мать, а дом спалили. Куда же деться с малюткой?

Второй оказалась молодая мать Оля Лызикова, родом с Орловщины. Отец ее погиб на фронте, мать замучили гитлеровцы, родных никого не осталось.

Совсем неожиданно попала сюда Надя Куц, токарь сталинградского завода. Фашисты угнали ее мать на Украину. Дочь поехала за ней на освобожденную землю и здесь родила.

Все они были несказанно обрадованы радушным приемом, уютом, чистотой и опрятностью, царящими в этом доме. Белье всегда свежевымытое и хорошо проглаженное. Питание санаторное: четыре раза в день.

Здесь не только оберегают здоровье матерей, но и укрепляют материнскую любовь. Рассказывают такой случай. Нина Стратонова участвовала в боях за Сталинград. Получила медаль. Потом вышла замуж. Муж дрался на германской земле, и некоторое время письма от него не доходили. Родители Нины погибли при бомбежке немцами Сталинграда. Настроение было мрачное. В это время она стала матерью. Деваться некуда. Ребенка Нина решила сдать в детдом. В горздравотделе она настаивала, чтобы желание ее удовлетворили. Там ей посоветовали :

— Пойдите в Дом матери и ребенка, поживите немного, отдохните, а потом мы устроим вашего ребенка.

Молодая мать послушалась. Она пробыла в этом учреждении несколько недель и вот что написала в «Книге впечатлений о Доме матери и ребенка»: «Я хотела сдать своего ребенка в детдом. Меня направили в Дом матери и ребенка. Я не имела представления о нем и всегда думала, что нигде меня не пригреют и не приласкают, кроме родных. Но когда я прибыла в этот дом, то сразу почувствовала какую-то теплоту и ласку со стороны заведующей и всего коллектива. Евгения Эммануиловна, словно родная мать, проявляла заботу о нас. И вот настал день, когда я должна была уехать из этого дома и устроиться на работу. Мне казалось, что я расстаюсь с родным домом».

За эти недели она всей душой привязалась к своему крепенькому розовому малышу. И когда ее перед уходом спросили : — А как с ребенком? Отдадите вы его в детдом?

— Ну, что вы! — воскликнула она.

Приятно удивляет матерей то, что им оказывается значительная материальная помощь. Мы уже не говорим о бесплатном питании и медицинской помощи. Речь идет о другом. Каждая мать тут получает на ребенка полный комплект детского белья, детское байковое одеяло. Кроме того, самим матерям выдается верхнее платье, нижнее белье, а особо нуждающимся — обувь.

В комнату заведующей постучали. Вошли две женщины с голубоглазыми девчурками на руках.

— Старые знакомые! Нина Бабцова и Валя Безымяная! — сказала — Евгения Эммануиловна. — У нас жили. Видите, какие чудесные ребятишки.

Возразить было нечего. Полные, здоровые девочки вели себя совсем непринуждённо и порой улыбались чистой, умиляющей улыбкой, как могут улыбаться только дети.

Но мало того, чтобы тепло встретить мать, пережившую страшные лишения, укрепить здоровье ее и ребенка. Надо еще и позаботиться о том, чтобы устроить ее на работу, так как в большинстве случаев те, кто попадает сюда, не располагают достаточными материальными средствами. Более пятидесяти матерей трудятся сейчас на благо родины.

Все они благодарят коллектив за душевную заботу, навещают часто свой второй дом, пишут письма, делятся своими думами. Клава Данилова из Пятихаток в восторге от своего сына. «Виталик, — пишет она, — чувствует себя хорошо, ходит по саду и вовсю поет». «Скучаем по вас», — признается Оля Лызикова.

Дом матери и ребенка заслуживает большего внимания со стороны горисполкома и облздравотдела. До сих пор здесь нет детских весов. Ребят для взвешивания приходится носить в детскую консультацию за три квартала. Помещение нуждается еще в значительном ремонте.

— Хорошо бы иметь также хотя бы две швейные машины , — говорит т. Винникова. — Я охотно научила бы шитью матерей.

Требования вполне справедливые.

г. ДНЕПРОПЕТРОВСК.
Подготовка текста: Ольга Федяева. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны