ПРЕССА ВОЙНЫ 1941-1945
Россия
15.8.2022
Москва
Авторы
1941
1942
1943
1944
1945
список
Боевая учёба
И снова траншеи по склонам песчаных холмов, покрытых редким кустарником и пахучей полынью. Глубокие ходы сообщения... На минуту кажется, что это наши позиции Наревского плацдарма или окопы где-то в Померании, на подходе к Одеру. Может быть, сейчас эхо донесёт гул «далёкого орудийного залпа. Нет, не пушки встречают рассвет. Сюда, на учебные поля, сооружённые бойцами части подполковника Гришина, долетают звонкие, призывные звуки трубы. Горнист играет подъем, и просыпается красноармейский лагерь, раскинувшийся в сосновом лесу.

Война кончилась. Теперь в частях Красной Армии идёт боевая учеба. Вот и здесь, в этом лагере каждый день после утренней гимнастики, туалета и завтрака подразделения проходят через контрольный пункт. Здесь командование части проверяет готовность офицеров к занятиям, осматривает оружие и учебные приспособления, наблюдает за выправкой бойцов. Сегодня рапорт принимает исполняющий обязанности начальника штаба капитан Воронович. Он недавно отличился на больших учениях, руководя наступлением батальона вслед за огневым валом. То было первое огневое крещение для молодых красноармейцев. Учение прошло отлично именно потому, что оно было предельно приближено к обстановке настоящего боя.

Преобладающее большинство офицеров, начиная от командира части, здесь фронтовики с огромным военным опытом, накопленным в памятных битвах. Это богатство воинских знаний они передают молодёжи, любовно и настойчиво воспитывая мастеров ратного дела.

Вместе с командиром части мы обходим «передний край». В отрытых малой лопаткой окопах, замаскированных бурьяном, притаились бойцы. Командир отделения Брынкевич докладывает подполковнику, что они прорабатывают тему «Служба полевого караула».

— А зачем нужен такой караул?

— Наше подразделение расположилось на отдых. Мы охраняем его от внезапного нападения противника.

— Как распределено наблюдение?

Брынкевич отвечает быстро и толково.

Мы идём дальше в траншеи, которые готовят бойцы к теме «Усиленная стрелковая рота в обороне».

— Вот для миномёта вы хорошую позицию подготовили, — говорит подполковник миномётному расчёту, — а для себя укрытие — никуда. Вас первой же миной накроют. Надо укрытие делать так...

Подполковник рисует на песке схему укрытия.

— Через час проверю. Ясно?

— Ясно, — дружно отвечают бойцы.

Обстановка для этой темы, которую разрабатывал со своей ротой лейтенант Мангушев, была взята из жизни. Противник, наступая, пытается перерезать важную магистраль, соединяющую два крупных города. Нужно сорвать планы врага. Мангушев умно решил задачу. От командира роты передаётся приказ командирам взводов. Те ставят задачу командирам отделений. Они отдают приказания бойцам. Когда сущность предстоящего боя была усвоена каждым стрелком, когда они встали на свои места, получив секторы обстрела, когда заняли огневые позиции пулеметчики, бронебойщики, артиллеристы, все увидели, что местность перед участком роты сплошь простреливается огнем. Широкая лощина — наиболее удобное и вероятное направление атаки — оказалась в огневом, губительном для противника, мешке.

Такими же похожими на настоящую боевую операцию были занятия по форсированию водной преграды. Занимались минометчики старшего лейтенанта Григорцева. Зажжены дымовые шашки, и высокая серая колышущаяся стена закрыла противоположный берег. Затрещали выстрелы, взорвались имитационные фугасы. Быстро, бесшумно бойцы собираются у переправ. Вот от берега отчаливают паромы, устроенные на бочках, отплывают шлюпки, часть стрелков быстро-быстро бежит по зыбкому штурмовому мостику, другие переправляются вброд, по грудь в воде, высоко подняв винтовки и автоматы... Так и было на одном из заднестровских плацдармов, который отбила у немцев наша гвардейская часть.

Да, здесь учат по-настоящему, воспитывая воина выносливого, смелого, находчивого. Учат показом. Воспитывают воинский дух, ту железную дисциплину, которые цементируют боевую часть.

Рукопашный бой штыком и гранатой, стрелковый тренаж, ночные тревоги, походы, — все это органически входит в жизнь лагеря. Я видел, как воспитывают любовь бойца к его оружию. Это было на стрельбище. Урок не совсем обычный: взвод станковых пулемётов должен проделать проход в проволочных заграждениях. За двести метров от пулемётных гнёзд еле заметные в густой траве тянулись три ряда колючки. Молодые пулемётчики были несколько смущены новизной задания.

На стрельбище пришли офицеры ив соседних частей. Подполковник Гришин излагал тактический фон:

— Батальон, преследуя противника, к вечеру вышел к его укреплённой полосе. Командир батальона решает проделать проходы в проволочных заграждениях сосредоточенным огнём станковых пулемётов. Оборона противника разведана. Ночью пулемёты выдвинуты на исходный рубеж для атаки и с рассветом начинают действовать.

Ещё раз проверена наводка.

— Огонь..

Я засек время. Одна минута и двадцать секунд. Идём осматривать, что стало с проволочными заграждениями. Поддерживающие колы срезаны. Колючка порублена на мелкие куски. Через заграждения в три кола проделан двухметровый проход, вполне достаточный для взвода. Пулемётчики радостно возбуждены.

— Теперь вы видите, какое грозное оружие ваш пулемёт, как его можно использовать и как использовали его на фронтах, — обращается к бойцам подполковник, приступая к разбору занятии.

Так, в строгом режиме времени, быта, учёбы протекают дни красноармейского лагеря.

За высокими верхушками сосен спряталось солнце. Наступает момент вечерней поверки. Отрывистые слова команды, чёткость рапорта, насторожившийся оркестр, точно отлитый из одного куска металла строй, — все это создаст какое-то особое, приподнятое настроение. Певучесть вечерней зори. Звучный аккорд, и вот в вечерней тишине торжественно льётся музыка гимна. И вместе с оркестром весь лагерь тысячами молодых, сильных голосов чеканит:

«Мы армию нашу растили в сраженьях...»

Подготовка текста: Ольга Федяева. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны